Известный юрист вошедший во временное правительство

Автор: | 29.11.2018

«Главным был вопрос о войне»

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспоминаем ключевые события, фигуры и явления тех лет. О том, почему Временное правительство не оправдало возложенных на него надежд и как сложилась судьба его членов после Октябрьской революции, «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук Игорь Гребенкин.

Которые тут временные?

«Лента.ру»: Какие люди были во Временном правительстве в 1917 году? Можно ли сказать, что их роль в истории недооценена или, наоборот, переоценена?

Игорь Гребенкин: Когда мы говорим о Временном правительстве, необходимо помнить, что в исторически ничтожный период своего существования — менее восьми месяцев — оно пережило три кризиса и сменило четыре состава, испытывая постепенный дрейф влево. Первый его состав насчитывал 11 портфелей, и единственным левым в нем был министр юстиции Александр Керенский. В четвертом составе среди 17 членов ведущую роль играли правые социалисты — эсеры и меньшевики, а единственным министром-кадетом, сохранившим свой пост с марта, оставался Александр Коновалов.

Материалы по теме

Без царя в голове

Какие фигуры в нем были самыми яркими?

В первую очередь это главы думских фракций и либеральных партий Александр Гучков и Павел Милюков — «герои» либеральной оппозиции царизму. Любопытной фигурой следует признать Михаила Терещенко, которому к 1917 году исполнился 31 год. Крупный предприниматель и видный масон, он не был партийным деятелем и депутатом Государственной Думы, но оставался министром во всех четырех составах правительства.

Как складывались отношения между членами Временного правительства?

Хотя этих людей и объединяла деятельность в либеральных и левых фракциях Государственной Думы, они принадлежали к разным политическим направлениям. За плечами у каждого был свой груз весьма сложных взаимных отношений и конфликтов. Определенно «белой вороной» среди них первоначально был единственный левый министр — Керенский, который являлся связующим звеном правительства с Петроградским Советом.

Наиболее претенциозными министрами первого состава правительства являлись ветераны Государственной Думы Гучков и Милюков. Военный министр Гучков затеял масштабную чистку командного состава армии, которая привела к весьма спорным итогам. Министр иностранных дел Милюков отличался склонностью к конфликтам.

Именно «Нота Милюкова» о верности России союзническим обязательствам в апреле 1917 года и привела к первому правительственному кризису и отставке наиболее видных министров-либералов.

Он сделал это заявление, не согласовав ни с кем?

Дело в том, что правительство разделяло его позицию, но общественная ситуация того времени характеризовалась неуклонным полевением массовых настроений. Заявления министра иностранных дел о том, что Временное правительство революционной России намерено соблюдать все союзнические обязательства и довести войну до победного конца, вызвало взрыв негодования, причем не только в социалистических кругах, но и просто среди городского населения и военнослужащих. Для них революция была событием, обещавшим радикальные перемены, и главной из них должно было стать прекращение войны, смысл которой для абсолютного большинства общества за три военных года был утрачен.

Демократия и реальность

Встречаются регулярные упоминания о том, что члены Временного правительства взяли на себя управление страной и народом, которых не знали и не понимали, и наивная вера в народ перемежалась страхом перед «темными массами».

Тут стоит иметь в виду одно обстоятельство: для России даже в начале ХХ века было принято понимать «общество» и «народ» как две различные категории. Общество — это образованная часть населения, имеющего какое-то системное образование, живущего в городах, имеющего службу и работу. А огромная масса населения, более 80 процентов, — это аграрная, крестьянская Россия, которую принято было обозначать словом «народ».

Противостояние «общества» и «народа» существовало как на практике, так и в головах политически деятелей. Вся особенность политической жизни ХХ века состоит в том, что «народ» начинает заявлять о себе как о самостоятельной силе со своими представлениями и интересами. В этом смысле я готов согласиться с тем, что никто во Временном правительстве не представлял себе, как овладеть этими «темными массами». Причем это касается и первого состава, и всех последующих.

Действительно ли для членов Временного правительства был характерен идеализм и уверенность в том, что они смогут построить в России демократическое государство, просто внедрив характерные для демократии институты?

Временное правительство — это очень специфическое явление. Само его название характеризует его роль в политическом процессе. Я не думаю, что они считали своей целью внедрить демократический строй в России — разве только наиболее самонадеянные, вроде Керенского. Перед Временным правительством стояли совсем иные задачи. Главная из них — обеспечить выборы и созыв Учредительного собрания, которому и предстояло решать самые насущные проблемы страны.

В том-то и трагедия Временного правительства, всех его составов, что конкретные, очевидные задачи не были решены — к ним боялись даже подступиться.

Главным был вопрос о войне, аграрный вопрос и вопрос о политическом будущем России. Их можно варьировать по степени значимости, но все они так или иначе замыкались на созыв Учредительного собрания. К его подготовке на практике приблизился только последний состав Временного правительства, и то уже в условиях жесточайшего кризиса, когда опасность нависала и справа, и слева.

Почему первые составы даже не пытались решить этот вопрос?

Их политический опыт позволял допускать, что у общества и у всей политической ситуации есть еще запас прочности. Учредительное собрание должно было решать важнейшие проблемы, которые на повестку дня вывел политический переворот: политическое будущее России и аграрный вопрос. Но реформы представлялось правильным отложить до окончания войны. Получалось, что эти вопросы обращались в замкнутый круг.

К осени и правые, и левые поняли, что вопрос о заключении мира стал равносилен вопросу о власти. Тот, кто разрешит его, у кого есть конкретная программа, тот и будет управлять Россией. В итоге так и получилось.

Кем был Александр Керенский?

Характеризуя этого несомненно яркого персонажа революционной эпохи, необходимо подчеркнуть, что по сути своей он не принадлежал к государственным или политическим кругам. Скорее, это человек богемы.

Тут надо понимать, что собой представлял популярный, востребованный столичный адвокат в начале ХХ века. Безусловно, это человек, не лишенный самых разнообразных талантов, но, наверное, юридическая подготовка — не первый и не главный из них. Главный — это ораторские способности и актерский дар, предприимчивость, склонность к авантюре. В царской России открытый суд был не просто юридической процедурой, но открытой трибуной для обсуждения актуальных общественных и иногда даже политических вопросов. Керенский получил популярность именно как адвокат в политических делах.

И вот он приходит в Государственную Думу, в ее левое крыло, и затем энергично пробивается в первый состав Временного правительства. Секретом успеха становятся его связи в левых и демократических революционных кругах. Для Керенского, в отличие от многих его соратников, довлеющей чертой было стремление все время оставаться на плаву.

Мнения о нем всегда были различны, порой полярны: одни считали его ярким деятелем и вождем, другие — фигляром и политическим пошляком. Сам он, не считаясь ни с чем, старался оставаться на гребне волны, что бы ни происходило.

Этап, связанный с августовским кризисом, можно объяснить, только понимая эту сущность Керенского. Смысл в том, что попытка сговора с военными, безусловно, была, и Керенскому в итоге не хватило самообладания и готовности идти до конца, к тому же между ними не было взаимного доверия. Это общеизвестно — Корнилов презирал Керенского, Керенский боялся Корнилова и тех, кто стоял за ним.

Что двигало им в конфликте с бывшими соратниками и Корниловым после июльских событий?

Ему удалось на некоторое время оттеснить оппозицию слева в лице большевиков, обвинив их в подготовке переворота и в связи с противником, то есть с Германией. Закономерным стал поиск коалиции справа — в лице высшего генералитета и Верховного главнокомандующего Лавра Корнилова. Определенно, планы совместных усилий у них были. Не хватило лишь времени и взаимного доверия, и это и привело к августовскому кризису.

В результате были обрублены контакты с военными, Корнилов и его сподвижники оказались арестованы и под следствием, и после этого на серьезную опору в военных кругах Керенский уже рассчитывать не мог. В сентябре и начале октября последний состав Временного правительства предпринимает судорожные усилия для того, чтобы, по крайней мере, не утратить инициативу.

1 сентября 1917-го Россию провозглашают республикой. Таких полномочий ни правительство, ни министр-председатель определенно не имели. Этот вопрос должно было решать Учредительное собрание. Однако Керенский пошел на такой шаг, надеясь снискать популярность в левых кругах. Политическая импровизация правительства и министра-председателя продолжалась. Во второй половине сентября следует созыв Демократического совещания, из состава которого затем выделяется предпарламент. Но эти органы уже не имели ресурсов — ни времени, ни доверия, — потому что наиболее серьезной оппонирующей силой, на этот раз уже слева, становятся Советы и большевики, которые с начала октября определенно берут курс на силовой вооруженный захват власти.

Так называемая «керенщина» действительно расчистила путь большевикам?

Если понимать под «керенщиной» период с июля по октябрь, то есть период, когда Керенский являлся главой Временного правительства, то можно сказать, что это так. Но с одной оговоркой: в данном случае, наверное, сыграли роль не усилия Керенского и Временного правительства, а объективный ход событий, который расчищал путь большевикам. Они предлагали решения, все более и более импонировавшие широким массам населения, а не «обществу» в принятом тогда понимании.

Несмотря на поражение в дни июльского кризиса, большевикам удается постепенно взять под контроль Советы, чего прежде никогда не было. При этом движение идет снизу: еще с лета большевики становятся наиболее признанной силой в низовых ячейках, таких как фабрично-заводские комитеты в крупных городах, а после корниловских событий — и в войсковых комитетах на фронте и в тылу.

Они за это долго сражались…

После корниловских событий они постепенно выдавливают своих правых оппонентов и из Советов. Кстати, именно большевики откликнулись на призыв Временного правительства защитить демократию. Мобилизовав рабочих, они создали военно-революционные формирования, которые стали той силой, что совершила переворот в октябре.

Период между Февралем и Октябрем — это не только ошибки и неудачи тогдашней российской власти. Это еще и вполне логичный и последовательный путь, который вместе с политической Россией совершают народные массы.

Что касается фигуры Керенского, то с ним происходит противоположный процесс. Его неоднократно и обоснованно обвиняли в бонапартизме, то есть лавировании между различными политическими силами при отсутствии собственной четкой платформы.

Можно ли сказать, что его больше всего интересовала власть?

Одним власть внушает чувство ответственности, других гипнотизирует, лишая способности адекватно воспринимать реальность. Керенский вел очень опасную игру, пытаясь составить партию с правыми против левых, а затем, порвав с правыми, искать поддержку у левых…

Репрессии и эмиграция

Как в дальнейшем, уже после Октябрьской революции, сложились судьбы министров Временного правительства?

Последний кабинет насчитывал 17 портфелей. В Зимнем дворце были арестованы 15 его членов и еще несколько должностных лиц, которые там оказались в той или иной мере случайно. Они были препровождены в Петропавловскую крепость, но в течение короткого времени их всех освободили.

Это крайне любопытная ситуация, связанная с первыми днями Октябрьского переворота. После прихода к власти большевиков в обществе возникла надежда, что жесткая власть, откуда бы она ни исходила — справа, слева, — прекратит наконец тот развал, который продолжался в течение восьми месяцев при Временном правительстве. Большевики же еще не столкнулись с открытым противодействием со стороны буржуазных и право-социалистических партий. Поэтому и наблюдаются такие «либеральные» явления, как освобождение министров.

Наиболее трагически сложились судьбы двух министров-кадетов — Андрея Шингарева и Федора Кокошкина. В январе 1918 года оба находились в Мариинской тюремной больнице и там были убиты ворвавшимися солдатами и матросами. Совнаркомом было назначено расследование, некоторые виновные были установлены, но в тех условиях довести это дело до конца не удалось.

А если говорить о судьбах последнего кабинета?

Можно сказать, что он поделился надвое. Восемь человек оказались в эмиграции, кто-то занимался политической деятельностью, кто-то нет. Наиболее известная фигура — это, наверное, министр финансов Михаил Бернацкий, который был известен как крупный российский специалист в области государственных финансов. Он сыграл видную роль в Белом движении, был членом особого совещания при главнокомандующем Вооруженных сил на Юге России Антоне Деникине. Значительное время он исполнял там функции руководителя финансовой части. Умер в эмиграции.

Другая часть осталась в Советской России, и судьбы их сложились по-разному. Несколько министров последнего состава Временного правительства, которые дожили до конца 1930-х годов, оказались репрессированы в период Большого террора. В частности, это меньшевики Павел Малянтович и Алексей Никитин.

Наверное, самая интересная фигура — это последний военный министр Временного правительства Александр Верховский, который подал в отставку еще до октябрьских событий, призвав к немедленному заключению мира. Уже в 1919 году Верховский вступил в Красную армию в качестве военного специалиста, показал себя довольно способным и последовательным сторонником новой власти. Однако в период «чистки» в 1938 году он был арестован и расстрелян вместе со многими другими представителями высшего командного состава.

Одним из виднейших представителей российского масонства был Николай Некрасов, занимавший в разных составах правительства посты министра путей сообщения и финансов. Ему удалось в течение двадцати лет оставаться на крупных ответственных постах в хозяйственной сфере. Репрессирован он был только в годы Большого террора.

Некоторые министры Временного правительства, не дожившие до Большого террора, оставались на советской хозяйственной работе, занимались наукой — например, Сергей Салазкин, министр народного просвещения, который умер в 1932 году. Внимания заслуживает фигура Александра Ливеровского, министра путей сообщения в последнем составе Временного правительства, который занимался восстановлением железных дорог в 1920-е годы, показал себя как один из наиболее авторитетных экспертов в области путей сообщения в 1930-е, консультировал строительство Московского метрополитена, а в годы Великой Отечественной войны занимался планированием и строительством знаменитой Дороги жизни для блокадного Ленинграда. Будучи отмечен многими советскими наградами, он скончался в 1950-х.

А Гучков и Милюков?

Они покинули Временное правительство еще во время первого правительственного кризиса, и в дальнейшем оба представляли правую оппозицию. И тот и другой внесли свой вклад на этапе начала Гражданской войны, будучи вдохновителями Белого движения. Оба умерли в эмиграции.

Путь от Февраля к Октябрю

Провал Временного правительства был закономерен и неизбежен?

Перед Временным правительством стояли требовавшие решения конкретные задачи, необходимо было очень энергично реагировать на быстро менявшуюся политическую обстановку. Увы, вошедшие в кабинет представители политической элиты тогдашней России не обладали соответствующими способностями. В результате решения, указы, законоустановления Временного правительства, которые должны были разрядить обстановку в стране, наоборот ее усугубляли. Афористично: путь Временного правительства — это путь от Февраля к Октябрю.

От плохого к худшему?

Как историк я воздерживаюсь от оценочных категорий вроде «хорошо» — «плохо», «лучше» — «хуже». Ведь когда кому-то плохо, другому очень даже хорошо.

Путь Временного правительства пролегал от кризиса к кризису. Однозначно отвечать на вопрос о том, что тому виной — личные качества министров или черты ситуации в стране, было бы неверно. Качества министров и состав кабинета отражали общественно-политическую обстановку. Временное правительство не направляло этот процесс, оно лишь следовало ему.

Временное правительство

Итак, 2 марта было сформировано Временное правительство под руководством Г. Е. Львова. Оно разом заменило царя, Госсовет, думу и Совет министров, соединив в себе законодательную и исполнительную власть и подчинив высшие учреждения, Сенат и Синод. Для решения второстепенных вопросов создали Совещание товарищей (заместителей) министров. Среди тридцати семи человек, входивших в четыре состава этого правительства, были один академик, пять профессоров, два приват-доцента, семь инженеров, шесть юристов, пять экономистов, три врача и три историка. Когда сегодня вас уверяют, что Россию спасет только профессиональная власть, состоящая из юристов и экономистов, вспомните о высоком профессионализме членов Временного правительства.

В момент его создания большинство населения страны верило ему и поддерживало его. Но в течение восьми месяцев оно пережило несколько кризисов (3–4 мая, 3-23 июля, 26 августа-24 сентября), потеряло доверие практически всех слоев населения и в октябре 1917 года было легко свергнуто.

Присмотримся к этой истории; она очень поучительна. Сразу предупреждаем: нам придется время от времени перескакивать то вперед, то назад – ничего не поделаешь, время было сложное.

3 марта 1917 года газеты опубликовали программную декларацию Временного правительства. В ней провозглашались: полная и немедленная амнистия по всем политическим делам; свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек; отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений; немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, тайного и прямого голосования Учредительного собрания; замена полиции народной милицией; выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования и т. д.

В короткий срок все пункты декларации были либо выполнены, либо предпринимались серьезные шаги к их осуществлению. И даже многое сделали с перебором. Так, например, провели всеобщую амнистию не только для политических заключенных, но и для уголовников – и страну захлестнул вал преступности.

Однако быстро выяснилось, что большинство населения мало волнует свобода слова и печати; ему хотелось другого: мира, земли и 8-часового рабочего дня.

1917, 10 марта.Соглашение Петроградского Совета и Петербургского общества заводчиков и фабрикантов о введении 8-часового рабочего дня. Однако представители капитала впоследствии заявляли, что страна не в состоянии ввести 8-часовой рабочий день из-за конкуренции других стран, поскольку такая мера удорожит продукцию. Это был вопрос, затрагивающий разные интересы, а потому он и не решался. 14 марта. – Обращение Петроградского Совета «К народам всего мира» с осуждением захватнической войны и призывом к ее прекращению. 25 марта. – Постановление Временного правительства «О передаче хлеба в распоряжение государства и о местных продовольственных органах» (введение хлебной монополии).

Самым острым был вопрос о войне и мире – он затрагивал все без исключения слои общества. Недаром один из популярнейших лозунгов Февральской революции – «Долой войну!». А позиция Временного правительства была однозначной: верность союзническим обязательствам, война до победного конца. И оно же само разрушило армию! Еще 1 марта в только что созданное Временное правительство был передан от ЦИК Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов известный Приказ № 1: в войсках вводились выборные комитеты из нижних чинов, у офицеров изымалось оружие и устанавливались не ограниченные «ни в чем» свободы для солдата. И этот приказ выполнялся! Чуть позже, став военным министром, А. Ф. Керенский издал аналогичный приказ, вошедший в историю как «Декларация прав солдата».

В армии провели чистку командного состава; за первые же недели были уволенЫ около половины действующих генералов. На главные посты были назначены близкие к думским оппозиционным кругам выдвиженцы – А. И. Деникин, Л. Г. Корнилов и А. В. Колчак.

Но, взяв курс на продолжение войны «до победного конца», Временное правительство столкнулось с созданными им самим трудностями – армия стала неуправляемой, началось массовое дезертирство. Позже, в июле, на фронте были восстановлены упраздненные во время революции военно-полевые суды, но это не поправило дела.

В деревнях дезертиры организовывали крестьян на передел земли.

Продразверстка, именовавшаяся отчуждением, была введена 25 марта: «…все количество хлеба, продовольственного и кормового урожая прошлых лет, 1916 г. и будущего урожая 1917 г., за вычетом запаса, установленного в статьях 3 и 4 и необходимого для продовольствия и хозяйственных нужд владельца, поступает, со времени взятия хлеба на учет, в порядке статьи 5, в распоряжение государства…» А мы напомним, что еще в конце 1916 года на изъятие хлеба царским правительством посылались вооруженные отряды; теперь продразверстку возобновило буржуазное правительство, и позже большевистское правительство лишь продолжит традицию продразверстки и продотрядов, а вовсе не придумает ее.

1917, 18–20 апреля. – Первый политический кризис Временного правительства. 21 апреля. – Создание земельных комитетов для подготовки аграрной реформы. 23 апреля. – Закон о создании фабрично-заводских комитетов для установления контроля над наймом и увольнением рабочих.

18 апреля 1917 года министр иностранных дел П. Н. Милюков разослал правительствам стран Антанты ноту, в которой сообщал, что Россия намерена довести мировую войну до решительной победы. Такая позиция правительства шла вразрез с чаяниями народа; более ста тысяч рабочих и солдат Петрограда вышли на демонстрацию с тем самым лозунгом «Долой войну!». Это выступление масс вызвало правительственный кризис, но Временное правительство продолжало форсированную подготовку наступления на фронте (позже названного Июньским), надеясь, что первые же слухи о военных успехах погасят антивоенную волну. Подготавливая войска к наступлению, члены правительства даже совершали агитационные поездки в воинские части, но… никаких успехов не получилось.

Июньское наступление закончилось провалом; была оставлена Галиция, а потери армии превысили 150 тысяч человек. Начались волнения: солдаты оказывали прямое неповиновение офицерам, солдатские комитеты смещали и арестовывали наиболее реакционных генералов и офицеров. Усилилась борьба за демократический мир. В сентябре-октябре широко развернулся процесс братания с вражескими солдатами на фронтах. Шло повальное дезертирство.

Решимость правительства продолжать войну и быть верными «союзническому долгу» даже вопреки ясно выраженной воле народа объяснялась финансовой причиной: Россия задолжала союзникам крупные суммы, а в сентябре американское правительство предоставило новый кредит размером в 125 млн долларов.

В апреле социал-демократическая рабочая партия, состоявшая из фракций меньшевиков и большевиков, разделилась на две партии.

В государственном аппарате на местах шли более крупные изменения, чем в центре. Здесь одновременно происходил децентрализация (из-за ослабления государства и местнических устремлений буржуазии) и демократизация. Были ликвидированы посты генерал-губернаторов, губернаторов и градоначальников, распущены полицейские и жандармские управления. Но работу-то выполнять надо было, и вместо упраздненных должностей появились комиссары Временного правительства. Одновременно с этим работали Советы рабочих депутатов, а буржуазия создавала свои комитеты общественных организаций, которые сотрудничали с комиссарами.

1917, 4-28 мая.Первый Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов. 5 мая. – Образование второго (первого коалиционного) Временного правительства под председательством князя Г. Е. Львова с участием кадетов (2/3 портфелей) и социалистов (1/3 портфелей).

25 мая было образовано Особое совещание по подготовке закона о выборах в Учредительное собрание. Выборы были назначены на 17 сентября, а затем перенесены на 12 ноября.

С 3 по 24 июня проходил Первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Был избран Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) во главе с Н. С. Чхеидзе. Съезд санкционировал давно готовящееся наступление на фронте, а в вопросе о власти подтвердил необходимость коалиции. Преодоление кризиса в экономике делегаты съезда видели в усилении централизации управления народным хозяйством, в «умеренном» обложении налогами предпринимателей.

Помимо вопроса о мире, другой главный вопрос подавляющего большинства звучал так: кто будет владеть землей?! Весной и в начале лета 1917 года большинство крестьян рассчитывали, что Временное правительство передаст им землю. Но шли недели и месяцы, а кроме слов, крестьяне практически ничего не получали.

Напомним, что население страны было крестьянским на 80 %, и вот оно-то и настаивало на издании закона, запрещающего земельные сделки. Проблему обострила начатая за несколько лет до этого П. А. Столыпиным очень рискованная реформа по разрушению крестьянской общины. Она велась через приватизацию земли, но не затрагивала помещичьего землевладения. Однако расчет на то, что конкуренция разорит «слабых» и создаст слой сельской буржуазии как оплот государства, не оправдался; реформа ухудшила экономическую и политическую ситуацию, а потому практически везде, где этот вопрос решался, он сопровождался вооруженным противостоянием.

В мае Всероссийский съезд крестьянских депутатов потребовал немедленно запретить куплю-продажу земли. Причина была в том, что помещики начали спекуляцию землей, в том числе дешевую распродажу ее иностранцам. Землю делили малыми участками между родственниками, закладывали по бросовой цене в банках. На хищнический сруб продавали леса, так что крестьяне нередко снимали в лесах стражу помещиков и ставили свою. Вообще захваты, запашка частновладельческих земель, конфискация инвентаря, взятие под охрану лесов, принадлежащих помещикам, стали обычным делом.

В России при всех ее громадных размерах нет лишней земли. Той, что имеется, мало для прокорма собственного населения. Крестьяне, наиболее близкие к земле люди, выживающие только трудом на ней, острее всех чувствовали, куда заведет политика распродажи земли после введения ее в торговый оборот.

Земельный вопрос не имел решения, которое устроило бы всех. По уму, надо было бы действовать в интересах большинства, то есть крестьянства. Но правительство отложило решение аграрного вопроса до Учредительного собрания. Пойти на национализацию земли оно не могло, поскольку половина земель (помещичьей) уже была заложена и национализация разорила бы банки. Правительство учитывало интересы банкиров, помещиков и земельных спекулянтов, не желая учитывать интересов крестьян.

Для того чтобы наконец решить хоть какую-то проблему тем или иным образом, нужна была политическая воля, а Временное правительство не овладело ходом событий; оно было загнано в еще более худшее положение, чем незадолго до этого царь.

Была развалена система правоохранительных органов Российского государства, которая складывалась в течение столетия, а кадры деморализованы. Милиция, созданная взамен полиции, находилась в ведении земского и городского самоуправления (которые избирали начальников милиции), была разношерстной и не имела квалифицированных кадров. Комиссары Временного правительства, ответственные за подбор офицерского состава милиции, справиться с этим не могли из-за противодействия Советов и местных буржуазных организаций. Более сильная и организованная рабочая Красная гвардия охраняла порядок в рабочих кварталах, но Временному правительству она не подчинялась и опорой его стать не могла.

Провал летнего наступления на фронте стал причиной нового политического кризиса. В столице прошли демонстрации с требованиями передачи всей полноты власти в руки Советов, отставки правительства. Ситуация осложнилась ухудшающимся экономическим положением. 2 июля министр продовольствия А. В. Пешехонов информировал о продовольственном кризисе, охватившем столицу и ее окрестности, а топливный комитет – о надвигающейся остановке фабрик и заводов из-за отсутствия топлива. Подобное наблюдалось и в других промышленных центрах.

3 июля было нарушено неустойчивое равновесие сил между Временным правительством и Петроградским советом, была расстреляна демонстрация под советскими лозунгами. Партия кадетов объявила об отзыве своих министров из состава правительства. После короткого владычества в правительстве социалистов новое, сформированное 24 июля правительство стало сдвигаться вправо, а его председатель А. Ф. Керенский (перешедший в партию эсеров) помимо председательства занял посты военного и морского министра; в третьем правительстве он был председателем и Верховным главнокомандующим.

Принятые меры по стабилизации обстановки: подавление демонстраций силой оружия и введение смертной казни на фронте, закрытие левой прессы, отсрочка выборов в Учредительное собрание – показывают, что борьба из сферы политического диалога между различными политическими силами все более переходила в сферу насилия.

1917, начало июля. – Отказ Первого пулеметного полка в Петрограде идти на фронт и обращение его к другим воинским частям с предложением поддержать требование отставки Временного правительства. 5 июля. – Обвинение партии большевиков в том, что она организовала в Петрограде вооруженное восстание против Временного правительства по заданию германского Генерального штаба. Начало репрессий против руководства партии. 7 июля. – Отставка князя Г. Е. Львова с поста премьер-министра, назначение премьер-министром А. Ф. Керенского. 25 июля. – Образование третьего Временного правительства во главе с А. Ф. Керенским, состоящего наполовину из кадетов, наполовину из социалистов. 26 июля-3 августа. – VI съезд РСДРП(б), принятие решения о необходимости подготовки вооруженного восстания против Временного правительства.

До апрельского кризиса Временное правительство было чисто либеральным, в нем были только члены буржуазных партий. Кризис привел в него демократов, в частности, трудовика А. Ф. Керенского; позже (после июньского кризиса, сопровождавшегося вооруженным восстанием) власть сосредоточилась в руках умеренных (правых) социалистов, руководивших работой и Временного правительства, и Советов. Но правосоциалистическое правительство Керенского просуществовало недолго: уже 25 июля оно вновь стало коалиционным.

Каждый новый состав правительства заявлял о своей решимости остановить падение экономки, наладить хозяйственную деятельность – но непременно в условиях продолжающейся войны. Обещали крайнюю бережливость в расходовании народных денег, установление твердых цен на предметы первой необходимости и доставку их населению по возможно заниженным ценам. Все составы правительства сходились на необходимости государственного регулирования экономики и усиления контроля деятельности частных торговцев и предпринимателей. Так что все это, после Октября, не было большевистским нововведением.

Принимались экстренные меры для уборки урожая. На сельскохозяйственные работы были направлены трудовые дружины учащихся, военнопленные (около полумиллиона) и солдаты тыловых гарнизонов (более полумиллиона). У политиков различных направлений была популярна идея всеобщей трудовой повинности, так что «трудармии» – тоже не изобретение большевиков.

С 25 августа по 2 сентября длился неудачный мятеж генерала Л. Г. Корнилова, который вместе с рядом других генералов пытался свергнуть Временное правительство. Между тем поведение кадетов накануне и в ходе кризиса (они по требованию Корнилова дружно подали в отставку) привело к резкому падению авторитета этой партии среди народа. Одновременно из-за внутренних разногласий углублялся раскол и в партиях эсеров и меньшевиков.

После ухода из правительства министров-кадетов, 30 августа – 1 сентября была сформирована Директория из пяти человек во главе с Керенским (она просуществовала до 24 сентября) – это было правительство умеренных социалистов. В тот же день, 1 сентября, правительство покончило с двусмысленностью государственного строя, возникшей после отречения Николая II, а именно – опубликовало постановление, провозгласившее Россию республикой.

Неудачный военный переворот генерала Корнилова, высветивший непоследовательность и слабость правительственных партий, поднял авторитет большевиков: они действовали явно и прямо, организовав оборону города и подавление корниловщины силами отрядов Красной гвардии. После этого стал усиливаться их контроль над Советами. Если 2 марта в Петросовете за резолюцию большевиков против передачи власти в руки Временного правительства было подано 19 голосов против 400, то 31 августа уже абсолютное большинство Совета поддерживало большевиков, требовавших: «Вся власть Советам!»

Этот лозунг становился все популярнее в народе, потому что все видели: любое начинание Временного правительства тонет в бесконечных словопрениях и дискуссиях. Вместо того чтобы действовать решительно, оно создавало все новые комиссии и комитеты, которые, как правило, тихо умирали, не оставив ничего, кроме кипы бумаг. Между тем с каждым месяцем, с каждой неделей положение в экономике становилось все более угрожающим.

Все жаловались на безобразную работу транспорта. Сами железнодорожники ожидали, что с наступлением зимнего периода разрушение подвижного состава станет неизбежным.

Нарастал финансовый кризис. Вместо сокращения государственные расходы росли гигантскими темпами. Промышленники, землевладельцы, почтово-телеграфные чиновники доказывали убыточность существующих цен и тарифов, настаивали на их увеличении. Рабочие и служащие, в свою очередь, требовали повышения зарплаты, ссылаясь на бешеный рост цен и тарифов. С рынка исчезали сахар, белая мука, масло, обувь, ткани, мыло, дешевые сорта чая и многое другое.

Денежный печатный станок работал беспрерывно. Стали выпускаться деньги достоинством в 20 и 40 рублей. Они печатались неразрезанными, на плохой бумаге, без всякой нумерации, с большим количеством ошибок.

Правительство пыталось регулировать потребление продовольствия и промышленных товаров, но, несмотря ни на что, в стране начинался голод. Нужду в хлебе в течение всего лета испытывали многие губернии, сильно ухудшилось продовольственное положение на фронте. В августе в Москве и Петрограде паек был 3/4 фунта хлеба на душу. Официальные донесения местных правительственных и общественных органов сообщали в октябре о реальном голоде, охватившем ряд городов и губерний. Продовольственные трудности испытывало даже население Украины! Запомним и это: разруха и голод достались большевикам в наследство от демократов, а не были ими «организованы», как сообщают некоторые нынешние историки.

Резко увеличилось имущественное расслоение населения. Одни голодали – таких было большинство. Другие скупали мебель, бронзу, ковры, золото и серебро, бриллианты, меха и недвижимость.

А правительство призывало народ к терпению и к новым жертвам на «алтарь Отечества».

Ответом на беспомощность правительства, ухудшение экономического положения стало усиление самоорганизации народа. Фабричные комитеты брали на себя вопросы найма и увольнения, производства и распределения. Ими в явочном порядке был введен 8-часовой рабочий день, достигнуты договоренности о заключении трудовых соглашений с предпринимателями.

В деревне начинает достигать апогея борьба крестьян против помещиков, вылившаяся в стихийный и самовольный захват земли. Временное правительство как государственный, законоисполнительный орган пыталось препятствовать данным акциям, но споры о земле находили отзвук в армии; солдаты уходили домой с оружием, что ввергало деревню в еще большую анархию. К тому же социальные противоречия города и деревни преломлялись через призму межнациональных отношений, многократно углубляя кризис в стране.

Национальный сепаратизм поразил армию. Еще до Февраля были созданы национальные части: латышские батальоны, Кавказская туземная дивизия, сербский корпус. После Февраля был сформирован чехословацкий корпус. Теперь представители разных наций стали требовать создания национальных войск, а командование и правительство не имели определенной установки и не были готовы к этому. Разгорелась борьба за Черноморский флот; украинцы поднимали на мачтах свои флаги, с кораблей списывали матросов – не украинцев.

Начался территориальный распад. После Февраля Польша и Финляндия потребовали независимости. Временное правительство, на словах взявшее курс на сохранение «единой и неделимой» России, в реальности всей своей практикой способствовало децентрализации и сепаратизму не только национальных окраин, но и русских областей.

1917, 1 сентября. – Провозглашение России республикой. 5 сентября. – Переход Московского Совета рабочих и солдатских депутатов на сторону большевиков. 14–22 сентября. – Демократическое совещание, избрание Совета Республики.

В. И. Ленин предложил создать правительство из представителей левых партий, ответственных перед ЦИК Советов, – советское правительство, и передать всю власть на местах советам. На вхождении большевиков в такое правительство Ленин не настаивал. Но меньшевистско-эсеровский ЦИК Советов отверг это предложение.

1917, 25 сентября. – Образование четвертого Временного правительства во главе с А. Ф. Керенским, состоявшего наполовину из кадетов, наполовину из социалистов. 29 сентября – 6 октября. – Высадка немецких войск в Эстонии. 4 октября. – Решение Временного правительства об эвакуации из Петрограда в Москву. Была создана возглавляемая министром внутренних дел Комиссия по «разгрузке Петрограда», которая готовила переезд в Москву правительства и высших учреждений власти. Так что даже переезд правительства в Москву придумали не большевики.

Накануне Октября на секретном совещании в Ставке, в котором участвовали деятели буржуазных партий, был утвержден план военного переворота. С фронта снимались войска и располагались вблизи крупных городов.

10 октября члены ЦК партии большевиков во главе с В. И. Лениным приняли решение о необходимости вооруженного выступления против Временного правительства; через несколько дней на новом заседании они подтвердили необходимость вооруженного свержения Временного правительства.

20 октября в Петрограде был образован Военно-революционный комитет, боевой орган при Совете рабочих и солдатских депутатов.

24 октября А. Ф. Керенский выступил в Предпарламенте с анализом ситуации в стране. После обсуждения его доклада была принята резолюция, предложенная левыми фракциями меньшевиков и эсеров: поддержка правительства при условии немедленного осуществления радикальной программы «земли и мира», создание комитета общественного спасения с участием представителей Советов. Эта резолюция была отклонено А. Ф. Керенским, ибо в ней в завуалированной форме выражалось недоверие правительству.

Вечером 24 октября началось вооруженное восстание. В течение ночи и последующего дня Генштаб, телеграф, вокзалы и другие объекты оказались в руках восставших. Утром 25 октября Военно-революционный комитет Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов объявил Временное правительство низложенным. Вечером того же дня начал работу II Всероссийский съезд Советов: из 670 делегатов 507 поддержали переход власти в руки Советов.

Съезд принял два основных документа. «Декрет о мире» содержал предложение всем воюющим народам и правительствам немедленно начать переговоры о справедливом и демократическом мире. «Декрет о земле» предусматривал, что вся земля передается в общенародное достояние, частная собственность на землю отменяется, каждый может обрабатывать землю только своим трудом на основе уравнительного землепользования. Съезд подтвердил гарантии созыва Учредительного собрания, обеспечение права наций на самоопределение. Власть на местах передавалась в руки местных Советов. На съезде был сформирован новый состав ВЦИК – 101 человек; в него вошли 62 большевика и 29 левых эсеров. Возникло первое советское правительство – Совет народных комиссаров во главе с В. И. Лениным.

Вдохновители Февраля были западниками, их идеалом была буржуазная республика. Они считали, что достаточно это провозгласить, и все сделается само собой. В итоге Временное правительство не решило ни одного важнейшего вопроса; все его начинания закончились неудачей. Эти люди не знали страны и не понимали основных нужд народа, они стремились быть хорошими для всех. В итоге правительство «профессионалов» потеряло доверие практически всех слоев общества и было сменено.

А кстати, советскую власть поддержала и часть буржуазной элиты. Из числа крупных капиталистов можно назвать председателя Совета Петербургского общества заводчиков и фабрикантов А. А. Бачманова; крупного пароходовладельца и хлеботорговца с миллионным состоянием Н. В. Мешкова, директора московского отделения французского банка «Лионский кредит» А. А. Познера, председателя Сибирского торгового банка В. В. Тарковского; руководителей крупных банков И. А. Баранова, Д. А. Калмыкова, А. Р. Менжинского, А. Д. Шлезингера и многих других.