Судебная практика по 131 ук рф

Автор: | 16.02.2019

Судебная практика и вопросы квалификации изнасилования и насильственных действий сексуального характера

(Кошаева Т. О.) («Юридическая литература», 2004) Текст документа

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ИЗНАСИЛОВАНИЯ И НАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

Т. О. Кошаева, старший научный сотрудник отдела уголовного законодательства и судоустройства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

Уголовное законодательство Российской Федерации устанавливает ответственность за совершение преступлений, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу человека. Такие преступления, как правило, сопряжены с сексуальным насилием, проявляются в грубом нарушении нормальных половых отношений в обществе. В науке уголовного права такие деяния именуются половыми преступлениями, которые и представляют собой посягательства на нормальный уклад половой жизни, нарушают права человека, достигшего определенного возраста, на половую свободу, а также права несовершеннолетних, их половую неприкосновенность. В главе 18 УК РФ «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» наравне с такими преступлениями, как понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134), развратные действия (ст. 135), предусмотрена ответственность и за наиболее тяжкие деяния, такие как изнасилование (ст. 131) и насильственные действия сексуального характера (ст. 132). Следует признать факт, что в УК РФ 1996 года по сравнению с УК РСФСР 1960 года в целом значительно расширил сферу защиты от посягательств на половые отношения. Половые преступления относятся к числу наиболее тяжких посягательств на личность, причиняющих огромный моральный и физический вред потерпевшим. Применение психического и физического насилия, особая жестокость, причинение смерти потерпевшим и другие тяжкие последствия являются составляющей практически всех половых преступлений. Одним из наиболее тяжких половых преступлений признается изнасилование, ответственность за которое предусмотрена в ст. 131 УК РФ. По сравнению со ст. 117 УК РСФСР ст. 131 УК РФ подверглась существенным изменениям и дополнениям, суть которых в том, что за изнасилование предусмотрено наказание, если оно совершается с особой жестокостью, повлекшее заражение венерическим заболеванием, ВИЧ-инфекцией, смерть потерпевшей по неосторожности. Однако уголовное законодательство со временем продолжает изменяться, что касается также и ответственности за половые преступления. В частности, Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. из ч. 2 ст. 131 УК был исключен такой квалифицирующий признак, как совершение деяния «неоднократно или лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера», что соответствует исключению из УК ст. 16. 15 июня 2004 г. было принято новое Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» . ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 8. С. 2 — 5.

Согласно ч. 1 ст. 131 УК изнасилование представляет собой половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Квалифицирующими признаками изнасилования являются совершение деяния группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам, а также повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием и заведомо несовершеннолетней (п. п. «б» — «д» ч. 2). Особо квалифицирующими признаками изнасилования признаются деяния, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшей, либо повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, а также изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста (п. п. «а» — «в» ч. 3). По своей сути изнасилование отличается от иных половых преступлений и, в частности, от насильственных действий сексуального характера. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда от 15 июня 2004 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» указывается, что под половым сношением следует понимать совершение полового акта между мужчиной и женщиной, под мужеложством — сексуальные контакты между мужчинами, под лесбиянством — сексуальные контакты между женщинами. Под иными действиями сексуального характера следует понимать удовлетворение половой потребности другими способами, включая понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения. Так, исследования показывают, что при совершении виновными насильственных сексуальных действий значительная часть потерпевших — 84,6% оказывали сопротивление преступнику, 38,4% из них оказывали активное сопротивление и лишь 15,4% потерпевших не оказывали сопротивления. Причины такого поведения потерпевших заключаются в следующем: неожиданность происходящего, боязнь преступника, высказывание им угроз, интенсивное избиение, нейтрализующее волю к сопротивлению, отсутствие физической возможности воспротивиться, неадекватное осознание происходящего по причине умственной отсталости . ——————————— См.: Егошина Г. А. Характерные особенности поведения несовершеннолетних потерпевших от сексуальных посягательств. Преступность как угроза национальной безопасности. Ульяновск, 1998. С. 278 — 279.

Личность виновных в совершении половых преступлений и, в частности, изнасилования характеризуется наибольшей степенью сексуальной агрессивности, нежеланием считаться с нравственностью и нормами морали в обществе, пренебрежительным отношением к своим жертвам, половой распущенностью. Анализ судебной практики по уголовным делам о совершении половых преступлений показывает, что такие преступления, как изнасилование, насильственные действия сексуального характера нередко совершаются лицами (почти 75%), находящимися в состоянии алкогольного опьянения, что хотя и не признается уголовным законом отягчающим наказание обстоятельством, может быть учтено судом при определении им вида и меры уголовного наказания. Значительную часть осужденных такой категории составляют лица без определенного места жительства и занятий, приезжие лица, утратившие семью. Социальная неустроенность, обнищание, потеря социальных связей нередко толкают мужчин на поиск случайных объектов интимного общения и новых форм сексуальной близости. Почву для совершения изнасилований готовят распространяющиеся в последнее время в молодежной среде сексуальные субкультуры . ——————————— См.: Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. М., 2002. С. 232.

Виновным по ст. 131 УК РФ признается лицо только мужского пола, достигшее к моменту совершения преступления четырнадцатилетнего возраста. Совершенно неверно признавать субъектом изнасилования лиц женского пола, хотя такие суждения имеются. Однако такое исключается и прежде всего по всем физиологическим характеристикам людей разного пола. Лица женского пола могут признаваться лишь соучастниками в совершении такого преступления, а именно выступать в роли организаторов, подстрекателей, пособников. По субъекту изнасилование отличается от иного деяния, а именно насильственных действий сексуального характера (ст. 132 УК РФ), виновным в таком случае может быть лицо как мужского, так и женского пола. Насильственные действия сексуального характера характеризуются мужеложством, лесбиянством или иными действиями сексуального характера, совершаемыми с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей) (ч. 1). Те же деяния, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам, повлекшие заражение потерпевшего (потерпевшей) венерическим заболеванием, совершенные в отношении заведомо несовершеннолетнего (несовершеннолетней), наказываются в соответствии с п. п. «б» — «д» ч. 2 ст. 132 УК. Деяния, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть потерпевшего (потерпевшей) либо по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), а также заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, либо если они совершены в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста, наказываются в соответствии с п. п. «а» — «в» ч. 3 ст. 132 УК. Половые преступления, предусмотренные ст. ст. 131 и 132 УК РФ, во всех случаях их совершения сопряжены с применением физического насилия либо угрозы его применения. Такие преступления отличаются от преступлений против здоровья тем, что умысел виновных направлен на изнасилование либо иные насильственные действия сексуального характера, т. е. удовлетворение половой потребности помимо воли потерпевших. В то время как причинение вреда здоровью различной степени тяжести сопровождается иной целью, а именно нанесением побоев, истязаний, причинением болезненных ощущений, физических и моральных страданий. Однако при совершении изнасилования или иных насильственных действий сексуального характера физическое насилие также сопряжено, как правило, с нанесением побоев, причинением различной степени тяжести вреда здоровью. Так, в случае причинения потерпевшим тяжкого вреда здоровью либо совершенные с особой жестокостью действия виновных должны квалифицироваться соответственно по п. «в» ч. 2 ст. 131 либо п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Применение физического насилия при совершении половых преступлений следует отличать от другого квалифицирующего признака, а именно «беспомощного состояния» потерпевших (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УК). Так, в одном случае виновный может совершить преступные действия, при этом воспользоваться беспомощным состоянием потерпевшего лица (в силу малолетнего возраста, душевного состояния и иное), а в другом случае возможно личное участие в приведении жертвы в такое беспомощное состояние, например введение наркотических, психотропных веществ, а также принуждение к употреблению алкогольных напитков и иное. В частности, в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. указывается, что изнасилование (ст. 131 УК РФ) и насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ) следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т. п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом лицо, совершая изнасилование либо насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии. Изучение судебной практики по уголовным делам о таких преступлениях показывает, что, как правило, такие деяния сопряжены с применением физического насилия, угроз причинения вреда здоровью либо смерти своим жертвам. Кроме того, нередко виновные лица совершают именно два преступления, которые предусмотрены ст. ст. 131 и 132 УК РФ. По этому поводу в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. имеется следующее разъяснение. Так, в случае если умыслом лица охватывается совершение им (в любой последовательности) изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей, содеянное следует оценивать как совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ. При этом для квалификации содеянного не имеет значения, был ли разрыв во времени в ходе совершения в отношении потерпевшего лица изнасилования и насильственных действий сексуального характера. Причинение вреда здоровью после совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера квалифицируется как реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 131, 132 УК РФ и соответствующего преступления против личности . ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 3. С. 8 — 9.

Думиничским районным судом Калужской области 26 февраля 2001 г. Джабаров осужден по ч. 4 ст. 111, п. «а» ч. 3 ст. 131 и по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ. Он признан виновным в умышленном причинении Г. с особой жестокостью тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей, а также в ее изнасиловании и совершении в отношении ее насильственных действий сексуального характера неоднократно, с особой жестокостью, повлекших по неосторожности смерть потерпевшей. Судебная коллегия по уголовным делам Калужского областного суда приговор в отношении Джабарова изменила, исключила указание о его осуждении по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в протесте поставил вопрос об отмене определения судебной коллегии по уголовным делам Калужского областного суда и постановления Президиума того же суда и направлении дела на новое кассационное рассмотрение. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 28 марта 2002 г. удовлетворила протест. В приведенном примере из судебной практики важно было установление того факта, что виновный причинил вред здоровью потерпевшей после совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера, поэтому в данном случае имеется реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 131, 132, а также ч. 4 ст. 111 УК РФ. В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. указывается, что если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера либо покушении на них причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного лица квалифицируются по соответствующей части ст. 131 или ст. 132 УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 111 УК РФ. Применение насилия при изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера, в результате которого такими деяниями потерпевшему лицу причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозициями ст. ст. 131 и 132 УК РФ. При квалификации половых преступлений важное значение имеет возраст потерпевшего лица. Уголовная ответственность наступает за совершение изнасилования либо насильственные действия сексуального характера, которые имели место как в отношении несовершеннолетних, так и в отношении малолетних лиц (п. «д» ч. 2, п. «в» ч. 3 ст. 131 и п. «д» ч. 2, п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ). Согласно п. 14 названного Постановления ответственность за совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении заведомо несовершеннолетнего лица либо не достигшего четырнадцатилетнего возраста наступает лишь в случаях, когда виновное лицо достоверно знало о возрасте потерпевшего лица (являлось родственником, знакомым, соседом) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствовал о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака. Так, уголовная ответственность по п. «д» ч. 2 ст. 131 и п. «д» ч. 2 ст. 132 УК РФ наступает лишь тогда, когда виновному заведомо известно о несовершеннолетнем возрасте потерпевшей . Нижегородским районным судом г. Нижнего Новгорода 7 июля 1997 г. Крыджаян осужден по ч. 3 ст. 30, п. «д» ч. 2 ст. 131, п. «д» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Он признан виновным в покушении на изнасилование, т. е. покушении на половое сношение с заведомо несовершеннолетней с применением насилия и в совершении действий сексуального характера с применением насилия в отношении заведомо несовершеннолетней. 4 февраля 1997 г. Крыджаян в состоянии алкогольного опьянения встретил ранее незнакомых несовершеннолетних Ф. и К. 1981 года рождения. На его вопрос о возрасте они ответили, что им по 18 лет. Он купил пакет вина «Изабелла» и пригласил их в автомобиль «Волга» выпить вина, при этом обещал кое-что показать. Ф. и К. согласились и сели в автомобиль, в котором, кроме Крыджаяна, находились его знакомый П. и водитель (личность которого следствием не установлена). Когда автомобиль тронулся, Крыджаян начал принуждать девушек выпить водки или вина. Ф. отказалась, а К. была вынуждена выпить стакан вина, после чего обе попросили выпустить их из машины, но Крыджаян препятствовал этому, ударил К. рукой по лицу и велел водителю ехать на ул. Фруктовую, где он снимал квартиру. Несмотря на сопротивление Ф., Крыджаян, применив силу, повел ее в подъезд дома. К., воспользовавшись тем, что ее никто не держал, убежала. Опасаясь, что Крыджаян изнасилует Ф., она из квартиры соседнего дома позвонила в милицию и сообщила о происшедшем. В это время Крыджаян в квартире, желая изнасиловать Ф., заставил ее раздеться, помыть его в ванной комнате, после чего совершил с ней насильственные действия сексуального характера, а затем сказал, что изнасилует ее. Она просила его не делать этого, говорила, что ей всего 14 лет и что она девственница. Однако он, преодолевая сопротивление Ф., пытался совершить насильственный половой акт, но умысел до конца довести не смог, так как в дверь позвонили работники милиции и потребовали открыть дверь. Крыджаян был задержан. Из материалов уголовного дела в отношении Крыджаяна следует, что последний находился в заблуждении о возрасте потерпевшей Ф. Фактически о своем несовершеннолетии потерпевшая Ф. сообщила виновному только после совершения им в отношении ее действий сексуального характера. Вывод суда о том, что потерпевшая соответствует несовершеннолетнему возрасту, не был подтвержден доказательствами. На основании изложенного Президиум Нижегородского областного суда изменил приговор: переквалифицировал действия Крыджаяна с п. «д» ч. 2 ст. 132 УК РФ на ч. 1 ст. 132 УК РФ, в остальной части приговор оставил без изменения. Кроме того, суд, правильно оценив действия Крыджаяна, квалифицировал их также по ч. 3 ст. 30 УК РФ как покушение на изнасилование. В данном случае преступление не было доведено до конца по независящим от виновного обстоятельствам. Так, п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. указывает на то, что при решении вопроса, содержится ли в действиях лица оконченный состав изнасилования или насильственных действий сексуального характера либо лишь признаки покушения на совершение таких преступных действий, судам следует выяснять, действовало ли лицо с целью совершить изнасилование или насильственные действия сексуального характера, а также явилось ли применение насилия средством к достижению указанной цели, которая не была осуществлена по независящим от него причинам. ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 11. С. 10 — 11.

Судебная практика показывает, что преступление, предусмотренное ст. 131 УК РФ, может быть сопряжено с самым тяжким преступлением против жизни — убийством потерпевшего, а в некоторых случаях при совершении половых преступлений жертвами могут быть и иные лица, которые оказались рядом с потерпевшими. Так, по приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 4 мая 2001 г. Закиров, не имевший судимости, осужден по ч. 1 ст. 131, п. п. «а», «в», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ . Он был признан виновным в изнасиловании А. и сопряженном с ним ее убийстве, а также в убийстве второго лица (Мизюкова), заведомо для него находившегося в беспомощном состоянии в силу инвалидности. Согласно показаниям Закирова после совместного с А. употребления спиртных напитков он с целью совершения полового сношения, преодолев сопротивление, раздел А. и лег на нее, однако не помнит, смог ли совершить половой акт. А. сопротивлялась и заявила, что о случившемся сообщит в милицию. Подумав, что его могут привлечь к уголовной ответственности, он решил убить А., а также инвалида Мизюкова, который все видел. С этой целью он за волосы стащил А. с кровати на пол и нанес ей по голове удары руками, кочергой, кирпичом и молотком. Затем лежавшего на диване Мизюкова ударил примерно пять раз молотком по голове, после этого снова подошел к А. и еще несколько раз ударил ее по голове молотком, который затем убрал в пакет, дома с одежды смыл кровь. Показания Закирова об обстоятельствах совершенных им преступлений подтверждаются данными протокола осмотра места происшествия, актами судебно-биологической и судебно-медицинской экспертиз, согласно которым на упомянутых Закировым орудиях преступления обнаружена кровь потерпевших, а их смерть наступила соответственно от открытой черепно-мозговой (у А.) и закрытой черепно-лицевой (у Мизюкова) травм, которые причинены при ударах по голове твердыми предметами с ограниченной поверхностью. Убийство не является последствием изнасилования, поэтому лишение жизни потерпевшей, совершенное до, в процессе либо после изнасилования, является самостоятельным преступлением, не входящим в понятие иных тяжких последствий п. «б» ч. 3 ст. 131 УПК и подлежит самостоятельной квалификации . ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 1. С. 20 — 21. См.: Курс уголовного права. Особенная часть. М., 2002. С. 241.

В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. указывается, что при совершении убийства в процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера содеянное виновными лицами подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 131 или ч. 1 ст. 132 УК РФ. Также квалифицируются деяния, если они совершены после окончания изнасилования либо по мотивам мести за оказанное сопротивление. Как видно из материалов уголовного дела, виновный Закиров активно способствовал раскрытию преступлений, добровольно выдал орудия преступления, что судом признано смягчающим наказание обстоятельством. Судебная практика по уголовным делам о половых преступлениях свидетельствует о том, что такие умышленные действия могут быть совершены не только одним лицом, но и в соучастии. Уголовная ответственность за изнасилование, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, предусмотрена п. «б» ч. 2 ст. 131, а насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, квалифицируются по п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой) не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергается сексуальному насилию одно или несколько потерпевших лиц, но и тогда, когда виновные лица, действуя согласованно и применяя насилие или угрозу его применения в отношении нескольких лиц, затем совершают насильственный половой акт либо насильственные действия сексуального характера с каждым или хотя бы с одним из них. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в групповом изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Групповое преступление всегда представляет собой повышенную общественную опасность, физическое насилие над потерпевшими лицами, как правило, сопровождается особой жестокостью, садизмом, издевательством, угрозами, глумлением над своими жертвами, а в отдельных случаях приводит к лишению жизни потерпевших. В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г., в частности, указывается, что изнасилование или насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с особой жестокостью, если в процессе этих действий потерпевшему или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные мучения и страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшим лицом, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера в присутствии родных или близких потерпевшего лица или других лиц. При этом суду следует иметь в виду, что при квалификации таких действий по признаку особой жестокости необходимо устанавливать умысел виновного лица на причинение потерпевшим особых мучений и страданий. Кроме того, ответственность за совершение любого преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевших наступает по соответствующей статье Особенной части УК РФ и п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ. При наличии квалифицирующих признаков изнасилования либо насильственных действий сексуального характера при проведении следственных действий, а также в судебном заседании должны приводиться подтверждающие виновность фактические данные. В противном случае недоказанность вины лиц, обвиняемых в совершении половых преступлений, может привести к отмене приговора, а уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение. Так, Нижегородским областным судом 24 апреля 2003 г. были осуждены Соболев по ч. 3 ст. 30, п. п. «б», «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ и Ермаков по ч. 3 ст. 30, п. п. «б», «в» ч. 2 ст. 131, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По п. п. «в», «д», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ Соболев был оправдан за недоказанностью его участия в преступлении . Соболев и Ермаков признаны виновными в покушении на изнасилование Б. группой лиц, а Ермаков — в убийстве Б., сопряженном с покушением на ее изнасилование. ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 7. С. 9 — 10.

21 июня 2001 г. вечером они, распивая спиртные напитки возле садоводческого общества «Лесная поляна», увидели проходившую мимо незнакомую им Б. Соболев решил ее изнасиловать и повалил на землю, преодолевая ее сопротивление, он пытался совершить насильственный половой акт. В это время Ермаков начал помогать Соболеву: угрожая убийством, нанес Б. удары ногой по голове и причинил смертельную черепно-мозговую травму. Действия Соболева и Ермакова были пресечены проходившими мимо отцом и сыном Кузнецовыми. По дороге в больницу в машине скорой помощи, не приходя в сознание, потерпевшая скончалась. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 29 июля 2002 г., рассмотрев дело по кассационной жалобе потерпевшей К., родственницы погибшей Б., на приговор в части оправдания Соболева по п. п. «в», «д», «ж» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, приговор отменила и дело направило на новое судебное рассмотрение. При расследовании уголовных дел об изнасиловании необходимо более тщательно исследовать обстоятельства дела, а именно давать оценку показаниям подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления, опросу свидетелей, заключениям судебно-медицинских экспертов, состоянию потерпевших лиц, способам убийств, так как указанное может существенно повлиять на выводы суда относительно квалификации действий виновных лиц и на назначение им наказания. Так, по делу в отношении Соболева государственный обвинитель просил оправдать его по п. п. «в», «д», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью вины, а из обвинения Ермакова исключить квалификацию его действий по п. п. «в», «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как не нашедших своего подтверждения. Таким образом, прокурор частично отказался от предъявленного Соболеву обвинения и частично изменил его в сторону смягчения в отношении Ермакова. Согласно ч. ч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или частично, а исключение из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание, устанавливает для суда новые пределы обвинения подсудимых. Таким образом, отказ прокурора от обвинения и его изменение в сторону смягчения означает, что суд должен учесть новые открывшиеся обстоятельства уголовного дела. Как было отмечено, по вопросу квалификации изнасилования группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г., в частности, указывается, что при квалификации действий лиц по п. «б» ч. 2 ст. 131 или п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ необходимо учитывать положения ч. ч. 1, 2 и 3 ст. 35 УК РФ. До принятия Федерального закона от 8 декабря 2003 г., которым из УК РФ исключена ст. 16, ответственность за деяния, совершенные неоднократно или лицом, ранее совершившим изнасилование или насильственные действия сексуального характера, была предусмотрена в п. «а» ч. 2 ст. 131 и п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Неоднократность понималась как фактическое совершение изнасилования либо насильственных действий сексуального характера два или более раза, независимо от осуждения за первое преступление. Так, по приговору Октябрьского районного суда г. Калининграда 17 декабря 1998 г. Ларин осужден по п. «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ и по п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ . Он признан виновным в совершении изнасилования и насильственных действий сексуального характера. В ночь на 23 июня 1998 г. Ларин в состоянии алкогольного опьянения в заброшенном саду напал на П., избил ее и, угрожая убийством, изнасиловал, после чего, удерживая потерпевшую на земле и вновь угрожая расправой, совершил с ней насильственные действия сексуального характера. Судебная коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда приговор изменила и исключила осуждение Ларина по п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в своем протесте указал, что кассационная инстанция необоснованно исключила из обвинения Ларина п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ, мотивируя свое решение тем, что насильственные действия сексуального характера он совершил сразу после изнасилования П. и эти действия охватывались единым умыслом на удовлетворение половой страсти. Такое обоснование, по мнению прокурора, противоречит положениям ст. 16 и п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 26 октября 1999 г. протест удовлетворила, определение и постановление областного суда отменила, а дело направила на новое кассационное рассмотрение. Было установлено, что суд второй инстанции признал правильным выводы районного суда о том, что Ларин совершил два преступления в отношении П. — изнасилование, а затем насильственные действия сексуального характера, однако исключил вопреки этому из обвинения Ларина п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ, при этом кассационная коллегия не указала, какой закон был нарушен районным судом при правовой оценке действий виновного. Вместе с тем в соответствии со ст. 351 УПК РСФСР при отмене или изменении приговора в определении должно быть указано, требование каких статей закона нарушены и в чем заключаются нарушения или в чем состоит необоснованность приговора. ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 11. С. 10.

По вопросу о квалификации преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ, в п. п. 8 и 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. имеется следующее разъяснение: в тех случаях, когда несколько половых актов либо насильственных действий сексуального характера не прерывались либо прерывались на непродолжительное время и обстоятельства совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера свидетельствовали о едином умысле виновного лица на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ. В тех случаях, когда в действиях лица содержатся признаки совершения в отношении потерпевшего лица изнасилования или насильственных действий сексуального характера при отягчающих обстоятельствах, содеянное надлежит квалифицировать по соответствующим частям ст. ст. 131 и 132 УК РФ. Также следует отметить, что в новой редакции ст. 17 УК РФ под совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено. Положения указанной статьи необходимо принимать во внимание и при квалификации преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УК РФ, считаются уголовными делами частно-публичного обвинения. Такие уголовные дела возбуждаются по заявлению потерпевших лиц, однако прекращению в связи с примирением с обвиняемым не подлежат. По ныне действующему УПК РФ уголовные дела частно-публичного обвинения вправе возбудить не только прокурор, но и с его согласия также следователь и дознаватель.

Оправдательная судебная практика по преступлениям против половой неприкосновенности (ст.ст. 131 – 135 УК РФ)

Знание оправдательной судебной практики, доводов приводимых судами в своих решениях в пользу обвиняемых и осужденных по преступлениям против половой неприкосновенности , помогает стороне защиты наиболее полно реализовывать свои права в уголовном процессе, наиболее убедительно обосновывать свою позицию. Понимание, что какой-то конкретный довод, какие-то конкретные обстоятельства позволили суду в другом уголовном процессу, но по аналогичной ситуации поставить под сомнение обоснованность обвинения, или позволили суду изменить квалификации, или пусть даже снизить наказания, дает определенную уверенность в правильности выбранной линии защиты.

В этой статье представлены выдержки из приговоров, постановлений и определений об оправдании лиц обвиненных по статьям 131, 132 УК РФ и в совершении других преступлений против половой неприкосновенности. Здесь же представлены выдержки из судебных решений апелляционной и кассационной инстанций изменяющих или отменяющих обвинительные приговоры по указанным статьям.

Если Вам известны аналогичные судебные решения, Вы можете разместить ссылку на них, или выдержку из этого решения в комментарии к данной статье, и выдержка из данного судебного решения я размещу в самой статье.

Заранее предупрежу, что в виду специфики данной категории уголовных дел, и рассмотрения их в закрытых судебных заседаниях, фамилии (или ФИО целиком) участников уголовных дел следует изменять на заглавные буквы. Также следует, удалять другие сведения позволяющие идентифицировать личности участников уголовного дела, наименование улиц, предприятий, учреждений, организаций.

По мере возможности эта статья будет дополняться судебной практикой, изученной мной самостоятельно по мере работы над уголовными делами данной категории.

С уважением, адвокат Яков Васильевич Пушкарёв

ОБЗОР АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КИРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2014 ГОДА

Приговором Вятскополянского районного суда Кировской области от 15 ноября 2013 года Е. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 131, п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ. За каждое преступление назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Суд признал доказанным совершение Е. действий сексуального характера с угрозой применения насилия в отношении потерпевшей, соединенных с угрозой убийством, квалифицировав действия осужденного по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ. Вместе с тем суд указал в приговоре на совершение данного преступления с применением насилия, которое в обвинении Е. не предъявлялось.
Кроме того, санкциями ч. 3 ст. 131 и ч. 3 ст. 132 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью либо без такового, с ограничением свободы.
В нарушение требований уголовного, а также уголовно-процессуального законов суд в приговоре не мотивировал неназначение Е. дополнительных видов наказаний по п. «а» ч. 3 ст. 131 и п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ, в том числе обязательного дополнительного наказания в виде ограничения свободы.
Также при назначении Е. наказания судом первой инстанции было учтено совершение преступлений в отношении несовершеннолетней, тогда как данное обстоятельство является квалифицирующим признаком, предусмотренным пунктом «а» части третьей статей 131 и 132 УК РФ, и не могло быть учтено повторно при назначении наказания.
По приговору отягчающих наказание обстоятельств не установлено, а смягчающими признаны: наличие на иждивении малолетних детей, явка с повинной, чистосердечное признание, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, частичное добровольное возмещение потерпевшей морального вреда. Данные смягчающие обстоятельства судебной коллегией признаны исключительными.
В апелляционном порядке приговор изменен. Исключен из осуждения по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ квалифицирующий признак «с применением насилия», исключено указание о назначении наказания с учетом совершения преступлений в отношении несовершеннолетней. С применением ст. 64 УК РФ Е. назначено наказание по п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без ограничения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без ограничения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 8 лет лишения свободы.

ОБЗОР КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА ЗА 2012 ГОД

Ш. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ.
Судом кассационной инстанции приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение.
Так, в основу обвинения суд положил показания представителя потерпевшей Б. на предварительном следствии, в то время как она была допрошена в суде первой инстанции. Свидетель П. также была допрошена в судебном заседании, однако в подтверждение доказанности вины подсудимого приведены ее показания на предварительном следствии без приведения в приговоре ее показаний в суде, как и в случае с показаниями Б., и, таким образом, надлежащий анализ приведенных в приговоре доказательств обжалуемый приговор не содержит.
Кроме того, содержание показаний свидетелей Ш., А., Б., Е., изложенных в приговоре и положенных в основу обвинения, не соответствует содержанию их показаний, изложенных в протоколе судебного заседания; также суд сослался на показания свидетелей М., А., однако содержание их в приговоре не привел.
В соответствии со ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.
Малолетняя потерпевшая Б. (2009 г.р.) в силу возраста не в состоянии защищать свои права и законные интересы. Однако ее представитель избрала позицию, противоречащую интересам потерпевшей, которую также подтвердила в кассационной жалобе и в суде кассационной инстанции. Возможность для Б. представлять интересы потерпевшей при такой ее позиции судом первой инстанции не обсуждалась

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 августа 2013 г. N 19-АПУ13-16СП

По приговору Ставропольского краевого суда от 26 марта 2013 г., вынесенному с участием присяжных заседателей, В. осужден по п. «б» ч. 2 ст. 179, п. «а» ч. 3 ст. 132, п. «а» ч. 3 ст. 132, ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 УК РФ.
В. признан виновным в принуждении к совершению сделки под угрозой применения насилия и с применением насилия, совершении насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетней потерпевшей, нанесении побоев и причинении легкого вреда здоровью, вызвавшем кратковременное расстройство здоровья.
В апелляционных жалобах осужденный и адвокат просили приговор изменить, указывая, что показания потерпевшей на предварительном следствии оглашены с нарушением положений ст. 281 УПК РФ, нахождение потерпевшей на территории другого государства с целью обучения не может являться чрезвычайным обстоятельством, препятствующим ее явке в суд.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 15 августа 2013 г. приговор отменила по следующим основаниям.
Данное уголовное дело рассмотрено в отсутствие несовершеннолетней потерпевшей, показания которой в обвинительном заключении приведены в качестве доказательств по всем эпизодам предъявленного осужденному обвинения.
В судебном заседании государственным обвинителем было заявлено ходатайство об оглашении показаний несовершеннолетней потерпевшей в связи с тем, что она находится за пределами Российской Федерации, обстоятельства дела касаются интимной стороны жизни несовершеннолетнего ребенка, и ее допрос в судебном заседании может причинить ей психологическую травму.
Несмотря на возражения стороны защиты, суд признал обстоятельства отсутствия несовершеннолетней потерпевшей в судебном заседании исключительными. Председательствующим по делу было принято решение об удовлетворении ходатайства государственного обвинителя с вынесением протокольного постановления без ссылки на норму закона.
Показания потерпевшей были оглашены в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей.
Вместе с тем при неявке в судебное заседание потерпевшего оглашение его показаний, ранее данных при производстве предварительного расследования, допускается без согласия сторон только в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ. Ссылка на такие основания отсутствует как в ходатайстве государственного обвинителя, так и в постановлении председательствующего судьи. В материалах дела отсутствуют сведения о надлежащем вызове несовершеннолетней потерпевшей в судебное заседание и наличии обстоятельств, препятствующих ее явке в суд, в связи с чем показания потерпевшей в судебном заседании были оглашены в присутствии присяжных заседателей с нарушением закона.
Таким образом, судом первой инстанции не было обеспечено процессуальное равенство сторон в судебном процессе, а права подсудимого были существенно ограничены.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
N 27-П14

В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее наказание обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.
По приговору суда З. (ранее судимый по п. «в» ч. 3 ст. 131, п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ) осужден по ч. 5 ст. 132 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по апелляционным жалобам осужденного и его адвоката, изменила приговор в части назначенного З. наказания.
Согласно приговору З. признан виновным в совершении действий сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и его действия с учетом квалифицирующего признака совершения преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, квалифицированы по ч. 5 ст. 132 УК РФ, санкция которой предусматривает более строгое наказание, чем за действия сексуального характера, совершенные при иных квалифицирующих признаках.
Признавая в действиях З. наличие указанного квалифицирующего признака, суд исходил из того, что ранее по приговору от 27 июля 2000 г. он был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 131, п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, при этом судимость за эти преступления не погашена.
Одновременно с этим суд, установив в судебном заседании, что З. совершил особо тяжкое преступление, имея судимость за ранее совершенное особо тяжкое преступление, признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, наличие рецидива преступлений и назначил ему наказание с учетом данного отягчающего обстоятельства.
Таким образом, судимость по приговору от 27 июля 2000 г. суд учел в качестве квалифицирующего признака преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 132 УК РФ, и как отягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ, то есть одно и то же обстоятельство суд дважды учел при назначении наказания З.
Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ в случае, если отягчающее наказание обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.
Это требование уголовного закона нарушено судом, что повлекло ухудшение положения осужденного.
С учетом изложенного Судебная коллегия исключила из приговора указание суда о признании рецидива преступлений отягчающим наказание обстоятельством, смягчила наказание, назначенное З. по ч. 5 ст. 132 УК РФ, и назначила наказание по совокупности преступлений по правилам ч. 5 ст. 69 УК

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 сентября 2012 г. N 38-О12-11

Ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.
Судебная коллегия изменила приговор Пермского краевого суда от 22 июня 2012 г. в отношении К., осужденного за преступление, совершенное в период с 10 по 31 января 2011 г., по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ).
Из приговора исключено назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы.
Назначая дополнительное наказание в виде ограничения свободы, суд не учел, что К. является лицом без определенного места жительства. В силу ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Поэтому указанное наказание подлежит исключению из приговора суда.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 апреля 2012 г. N 72-Д12-2

3.1.2. Согласно ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.
По приговору Московского городского суда от 17 февраля 2011 г. Д. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ на 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением конкретных ограничений.
Назначая Д. в качестве дополнительного наказания ограничение свободы сроком на 2 года, суд не учел положения ч. 6 ст. 53 УК РФ, согласно которым ограничение свободы не назначается военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации. Судом установлено и указано в приговоре, что Д. является гражданином другого государства — Кыргызской Республики, места постоянного проживания на территории Российской Федерации не имеет. Данные обстоятельства исключали назначение ему дополнительного наказания — ограничения свободы.
Судебная коллегия изменила приговор суда, а именно исключила указание на назначение дополнительного наказания в виде ограничения свободы сроком на 2 года.

Если Вам или Вашим близким нужна юридическая консультация, или иная юридическая помощь по уголовным делам об изнасиловании или другом преступлении против половой неприкосновенности, необходимы услуги адвоката в Хабаровске на предварительном следствии, в суде первой инстанции, или при обжаловании приговора, вы можете обратиться ко мне по телефону 8 (4212) 66-60-01.