Судебная практика источник повышенной опасности

Автор: | 27.02.2018

Оглавление:

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причиненный источником, если не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего

Калинина А.Ю., действующая за себя и в интересах несовершеннолетних Калининой К.Д., Калинина Д.Д. обратилась в суд с иском к ООО «Защита 01» о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей в пользу каждого, расходов по оплате юридических услуг в размере 35 000 рублей.

Требования мотивированы тем, что 01 октября 2012 года в результате дорожно — транспортного происшествия погиб работник ООО «Защита 01» Калинин Д.В., с которым истец с 06 августа 2005 года состояла в зарегистрированном браке.

Суд первой инстанции решил взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Защита 01» в пользу истцов в счет компенсации морального вреда по 400 000 рублей каждому, а также 15 000 в возмещение расходов по оплате услуг представителя, всего взыскать с 1 215 000 рублей (один миллион двести пятнадцать тысяч) рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе ответчик ссылался на неправильное применение норм материального права, указывая на то, что вина работодателя в несчастном случае отсутствует. Виновником происшествия являлся сам погибший, что исключает ответственность работодателя.

Оставляя без удовлетворения апелляционную жалобу ответчика судебная коллегия по гражданским делам пришла к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, 01 октября 2012 года на автодороге «Тюмень — Ханты — Мансийск» водитель Калинин Д.В., управляя автомобилем «Шевроле Нива», в нарушение требований пп.1.4, 1.5, 10.1, 11.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, не убедился в безопасности маневра «обгон» выехал на встречную полосу движения, на которой допустил столкновение с автомобилем «КАМАЗ — 54115» р/з 197 ХК 86, под управлением Кускильдина Р.А. В результате дорожно — транспортного происшествия Калинин Д.В. от полученных травм скончался на месте.

Материалами дела установлено, что законным владельцем автомобиля «Шевроле Нива» на момент дорожно — транспортного происшествия являлось ООО «Защита 01».

Как отражено в Акте о несчастном случае на производстве, случай произошел в результате нарушения Калиным Д.В. п. 9.10 Правил дорожного движения Российской Федерации «выезд на полосу, предназначенную для встреченного движения». Также из содержания названного Акта следует, что в момент дорожно — транспортного происшествия Калинин Д.В. управлял транспортным средством на основании путевого листа, передвигался на автомобиле по заданию работодателя и под контролем последнего.

Погибший Калинин Д.В. являлся мужем Калининой А.Ю., и отцом несовершеннолетних Калининой К.Д., Калинина Д.Д.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пп. 18, 19 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», судам надлежит иметь в виду, что в силу ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины. При этом надлежит учитывать, что вред считается причиненным источником повышенной опасности, если он явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств. Согласно ст.ст. 1068 и 1079 ГК РФ не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.

При этом из содержания п. 23 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК РФ). Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид).

При отсутствии вины владельца источника повышенной опасности, при наличии грубой неосторожности лица, жизни или здоровью которого причинен вред, суд не вправе полностью освободить владельца источника повышенной опасности от ответственности (кроме случаев, когда вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего). В этом случае размер возмещения вреда, за исключением расходов, предусмотренных п. 2 ст. 1083 ГК РФ, подлежит уменьшению.

Проанализировав имеющиеся в деле доказательства, суд первой инстанции на основании приведенных выше норм материального права и правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, пришел к правомерному выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика в пользу истцов компенсации морального вреда.

Суд первой инстанции при определении размера компенсации морального вреда учел положения п. 2 ст. 1083 ГК РФ и уменьшил размер компенсации морального вреда до взыскиваемой суммы. При этом, материалами дела не установлено, что в момент дорожно — транспортного происшествия Калинин Д.В. действовал умышленно, в связи с чем, оснований для полного освобождения ответчика от компенсации морального вреда, как владельца источника повышенной опасности, не имеется.

Уважаемые посетители!

В соответствии со статьёй 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

Источник повышенной опасности

Подборка наиболее важных документов по запросу Источник повышенной опасности (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Источник повышенной опасности

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Источник повышенной опасности

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Источник повышенной опасности

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Судебная практика: Источник повышенной опасности

Документ доступен: с 20:00 до 24:00 (выходные, праздники — круглосуточно)

Документ доступен: с 20:00 до 24:00 (выходные, праздники — круглосуточно)

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 августа 2017 г. N 73-КГ17-3 Суд отменил принятые ранее судебные акты и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело о взыскании денежной компенсации морального вреда, поскольку ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности, несёт не только лицо, владеющее транспортным средством на праве собственности, хозяйственного ведения или иного вещного права, но и лицо, пользующееся им на законных основаниях

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Балбарова Д.Б. и Балбаровой Э.Н. к Любишиной Ю.Ю. о взыскании денежной компенсации морального вреда по кассационной жалобе Фёдорова И.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Балбаров Д.Б. и Балбарова Э.Н. обратились в суд с названным иском к Любишиной Ю.Ю., указав, что 2 августа 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого пассажиру автомобиля . «, государственный регистрационный знак . находившегося под управлением ответчика, Балбаровой Э.Н. причинён тяжкий вред здоровью, пассажир Балбарова А.Д., . г. рождения, дочь истцов, скончалась от полученных травм. Полагая виновной в дорожно-транспортном происшествии Любишину Ю.Ю., управлявшую транспортным средством, истцы просили взыскать с неё в пользу Балбарова Д.Б. компенсацию морального вреда в связи со смертью дочери в размере 1 000 000 руб., в пользу Балбаровой Э.Н. — компенсацию морального вреда, причинённого повреждением здоровья, в размере 500 000 руб.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечён собственник транспортного средства Фёдоров И.В.

Решением Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 13 июля 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: с Любишиной Ю.Ю. в пользу Балбарова Д.Б. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 1 000 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 7 000 руб.; в пользу Балбаровой Э.Н. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 400 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. С Любишиной Ю.Ю. в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 600 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Фёдорова И.В. поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 26 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

При рассмотрении дела судом установлено, что 2 августа 2014 г. Любишина Ю.Ю., управляя автомобилем «. «, принадлежащим Фёдорову И.В., не справившись с управлением, допустила его опрокидывание.

В результате указанного дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомобиля Балбаровой Э.Н. причинён тяжкий вред здоровью, пассажир автомобиля Балбарова А.Д., . г. рождения, скончалась от полученных телесных повреждений.

В момент дорожно-транспортного происшествия в автомобиле также находились Фёдоров И.В. и Балбаров Д.Б.

Постановлением следователя следственного отдела по Прибайкальскому району СУ СК России по Республике Бурятия от 28 января 2016 г. уголовное дело в отношении Любишиной Ю.Ю. прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор, суд первой инстанции с учётом установленных обстоятельств, пришёл к выводу о том, что ответственность по возмещению морального вреда, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия, подлежит возложению на Любишину Ю.Ю., являющуюся владельцем источника повышенной опасности, поскольку она в момент дорожно-транспортного происшествия при наличии водительского удостоверения управляла транспортным средством в присутствии его собственника, который доверил ей управление.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований Балбарова Д.Б. и Балбаровой Э.Н., суд апелляционной инстанции исходил из того, что управление Любишиной Ю.Ю. транспортным средством по устному поручению собственника не даёт оснований для вывода о том, что ответчик на момент дорожно-транспортного происшествия являлся законным владельцем источника повышенной опасности, и на неё не может быть возложена обязанность по возмещению вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причинённый источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Таким образом, ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности, несёт не только лицо, владеющее транспортным средством на праве собственности, хозяйственного ведения или иного вещного права, но и лицо, пользующееся им на законных основаниях, перечень которых в силу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации не является исчерпывающим.

Как разъяснено в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни, здоровью гражданина», по смыслу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство передано ему во временное пользование и он пользуется им по своему усмотрению.

Если в обязанности лица, в отношении которого оформлена доверенность на право управления, входят лишь обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, за выполнение которых он получает вознаграждение (водительские услуги), такая доверенность может являться одним из доказательств по делу, подтверждающим наличие трудовых или гражданско-правовых отношений. Указанное лицо может считаться законным участником дорожного движения (п. 2.1.1. Правил дорожного движения), но не владельцем источника повышенной опасности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 ноября 2012 г. N 1156 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации» внесены изменения в Правила дорожного движения Российской Федерации, вступившие в силу 24 ноября 2012 г.

Из п. 2.1.1. Правил дорожного движения Российской Федерации исключён абзац четвёртый, согласно которому водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им для проверки документ, подтверждающий право владения, или пользования, или распоряжения данным транспортным средством, а при наличии прицепа — и на прицеп — в случае управления транспортным средством в отсутствие его владельца.

Таким образом, в настоящее время у водителя транспортного средства не имеется обязанности иметь при себе помимо прочих документов на автомобиль доверенность на право управления им.

При таких обстоятельствах на момент дорожно-транспортного происшествия Любишина Ю.Ю., управляя автомобилем без письменной доверенности при наличии водительского удостоверения данной категории, но в присутствии его собственника, следовательно, использовала транспортное средство на законном основании. При этом вопрос о том, что Любишина Ю.Ю. исполняла обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, получая за это вознаграждение (водительские услуги), суд апелляционной инстанции не исследовал и не устанавливал. Иных оснований для освобождения Любишиной Ю.Ю. от ответственности за причинённый вред судом также установлено не было.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Апелляция разъяснила порядок взыскания ущерба за ДТП, которые совершены не автовладельцами

Ивановский областной суд представил на своем сайте обзор судебной практики по уголовным, гражданским и административным делам за второй квартал 2015 года, утвержденный Президиумом суда 10 июля 2015 года.

В обзоре анализируются вопросы назначения наказания, освобождение по амнистии, квалификации преступлений, нарушения права на защиту, взыскание компенсации морального вреда. Кроме того, рассматриваются споры, возникающие из договорных и гражданских правоотношений, а также процессуальные вопросы.

Так, разбирая одно из дел, апелляционный суд отмечает, что освобождение владельца источника повышенной опасности от ответственности возможно лишь в случае отсутствия его вины в противоправном изъятии источника повышенной опасности.

Т. обратился в суд с иском к С.Е., С.Р. о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП. В обоснование требований истец указал, что ДТП произошло с участием принадлежащего ему автомобиля и автомобиля, под управлением С.Р., принадлежащего С.Е. Постановлением по делу об административном правонарушении виновным в ДТП признан водитель С.Р., управлявший автомобилем, принадлежащим ответчику. Гражданская ответственность владельца автомобиля (ответчика) на дату ДТП застрахована не была.

Определением суда от 16 октября 2014 года к участию в деле в качестве соответчика привлечен С.Р. Решением Фурмановского городского суда Ивановской области от 23 октября 2014 года заявленные требования Т. удовлетворены частично.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда, отменяя решение суда первой инстанции, признала выводы суда, изложенные в решении, несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в пользу истца подлежит взысканию стоимость восстановительного ремонта его автомобиля, определенная экспертом ООО «А.».

Однако вывод суда о том, что транспортное средство ответчика С.Е. выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц, а именно соответчика С.Р., и вина владельца источника повышенной опасности С.Е. отсутствует, в связи с чем ответственность за вред, причиненный в результате ДТП истцу Т. автомобилем, принадлежащем С.Е., должен нести С.Р., суд апелляционной инстанции признал необоснованным.

По смыслу абз. 2 ч. 1 ст. 1079 ГК РФ, обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно ч. 2 названного Кодекса, владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Таким образом, имеющими значение для разрешения спора о возложении обязанности по возмещению материального вреда, причиненного в результате ДТП, являются, в частности, обстоятельства, связанные с тем, кто и на каком праве на момент ДТП владел источником повышенной опасности.

Доказательств того, что транспортное средство выбыло из обладания С.Е. в результате противоправного действия С.Р., не представлено. В правоохранительные органы с заявлением о хищении или угоне транспортного средства С.Е. не обращался, данного факта работниками ГИБДД в рамках административного дела также не выявлено.

В нарушение положений ст. 210 ГК РФ С.Е., как собственник, не обеспечил сохранность своего автомобиля, не осуществлял надлежащий контроль за принадлежащим ему источником повышенной опасности, поэтому в силу п. 2 ст. 1079 ГК РФ обязан нести материальную ответственность перед истцом, как лицо, виновное в причинении вреда.

Оснований, предусмотренных п. 2 ст. 1079 ГК РФ, для освобождения ответчика С.Е. от возмещения вреда судом первой инстанции не установлено и в суд апелляционной инстанции не предоставлено.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 18 марта 2015 года решение Фурмановского городского суда Ивановской области от 23 декабря 2014 года отменено. По делу принято новое решение.

С полным текстом обзора законодательства и судебной практики Ивановского областного суда за второй квартал 2015 года можно ознакомиться здесь.

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности: судебная практика

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса, вред, который был причинен имуществу или личности, возмещается причинителем при наличии в его действиях вины. Однако из этого правила имеется ряд исключений, когда вина не является необходимым условием для наступления ответственности. Это прежде всего касается вреда, причиненного источником повышенной опасности.

Повышенная опасность и ее источники

В самом тексте ст. 1079 ГК РФ определения, что собой представляет источник повышенной опасности, нет. В научных кругах также нет единого мнения по данному вопросу. Сложившаяся судебная практика, а также сам смысл текста статьи ГК РФ указывают на то, что это либо материальный объект, либо определённые виды деятельности. Их примерный перечень приведен в тексте закона.

К объектам повышенной опасности ст. 1079 относит:

  • транспортные средства и другие механизмы;
  • электроэнергия высокого напряжения;
  • взрывчатые вещества;
  • сильнодействующие яды и т. д.

Интересной особенностью является то, что в недействующем состоянии такие объекты опасными не считаются.

К источникам повышенной опасности относится и деятельность, связанная с использованием таких объектов, например, строительные работы. Логично предположить, что сельскохозяйственные мероприятия, дорожное движение и прочие виды деятельности, где используются механизмы, яды и пр. также подпадают под действие ст. 1079 ГК РФ.

Главным критерием отнесения того или иного материального объекта и вида человеческой деятельности к источникам повышенной опасности, используемом в судебной практике, является невозможность полного контроля над ними. Решение выносится по каждому конкретному случаю индивидуально, с учетом результатов различных экспертиз.

Животные как источник опасности

Если по приведенным в тексте закона источникам повышенной опасности сомнений в судебной практике не возникает, то по поводу неприведенных среди правоведов до сих пор ведутся споры. В частности, интересна позиция многих ученых по отнесению к опасным объектам животных.

Поводом служат иски, адресованные к владельцам домашних или прирученных диких животных о возмещении морального вреда из-за нанесенных их питомцами травм. В особо тяжелых случаях гражданские иски выдвигаются параллельно с уголовным обвинением. У судей, как и у ученых-правоведов, нет единой позиции по данному вопросу.

Доводы сторонников отнесения некоторых животных, а также их содержания и разведения к источникам повышенной опасности для окружающих достаточно логичны. Они основаны на том, что многие из зверей обладают такими опасными элементами, как когти, зубы, яд, рога хищнические инстинкты и т.д. К тому же полный контроль человека над животным практически невозможен.

Впрочем, такая позиция порождает довольно много вопросов. Например, о том, каковы критерии отнесения животных к опасным. Или же о том, кто будет нести ответственность за вред, причиненный безнадзорными или случайно попавшими в населенный пункт дикими животными. В судебной практике пока нет однозначного подхода и четких рекомендаций по применению положений ст. 1079 ГК РФ применительно к владельцам животных.

Кто отвечает за вред

Главным отличием от общего правила является и то, что ответственность за вред, который причинил источник повышенной опасности, наступает всегда у его законного (титульного) владельца. Это предусмотрено ч. 1 ст. 1079 ГК РФ. При этом под владельцем понимается не только собственник, но и тот, кому опасный объект был передан на праве оперативного управления, аренды и т. д. Но всегда на законном основании.

К таким основаниям не относится передача управления источником повышенной опасности тому, кто связан с владельцем трудовыми отношениями. То есть капитан судна, машинист электропоезда или водитель транспортной компании владельцами являться не будут, за их действия отвечает работодатель. А вот арендатор автомобиля или же управляющий им по доверенности гражданин сами несут ответственность за причиненный вред.

При этом совершенно не важно, был ли вред причинен действиями самого владельца или же того, кому был доверен данный механизм или поручено проведение работ. Компенсировать материальный ущерб и моральный вред в любом случае будет владелец. Им может быть как физическое, так и юридическое лицо. Например, если залив квартиры произошел по вине мастера, производившего ремонт водопроводной системы, отвечать будет ЖЭК.

Не следует однако думать, что действительный виновник останется безнаказанным. Собственник или арендатор, на которого возложена ответственность за причинение вреда (включая моральный), согласно ст. 1081 ГК РФ получает право регресса (обратного требования) к тому, чьими действиями вред был причинен.

Условия, при которых наступает ответственность

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, возникает на основании высокой степени риска, который принимает на себя владелец такого объекта. Сам факт наличия опасности для окружающих вполне достаточен для возникновения повышенной ответственности у лица, контролирующего данный фактор.

Вина, то есть отношение владельца источника повышенной опасности к произошедшему причинению материального или морального вреда, не учитывается. Согласно статье 1079 ГК РФ возмещение происходит независимо от наличия или отсутствия вины. То есть достаточными условиями для возложения ответственности будут:

  • причиненный вред;
  • противоправность действий;
  • связь между первым и вторым.

Однако на практике суд всегда выясняет наличие и степень вины причинителя. Это позволяет в ряде случаев уменьшить размер возмещения морального и материального ущерба, учитывая финансовое положение причинителя. Но только в ситуациях, когда речь не идет о причинении вреда жизни и здоровью. Они всегда возмещаются в полном размере.

Когда ответственность не наступает

Только в трех случаях владелец источника повышенной опасности не несет материальной ответственности за действия других лиц:

  • если причинение вреда было умышленно спланировано пострадавшим;
  • если источник повышенной опасности в момент причинения вреда был в руках лица, незаконно им завладевшего;
  • вред был причинен непреодолимой силой.

При этом владельцу придется доказать, что эти факты действительно имели место. Особенно это касается умысла пострадавшей стороны. Для того, чтобы доказать, что имело место злоупотребление правом, придется представить убедительные доводы. Но при их наличии суд возложит ответственность за вред на самого пострадавшего.

Как показывает судебная практика, выбытие из владения техники или опасных веществ незаконным путем не всегда освобождает от ответственности за причиненный моральный и материальный вред. Если законный владелец не предпринял мер для защиты своей собственности, то отвечать ему скорее всего придется. Особенно если причинитель скроется с места происшествия.

Самый частый пример из судебной практики — причинение вреда угнанным автомобилем. Согласно статье 1079 ГК РФ отвечать в этом случае будет лицо, находившееся за рулем в момент совершения ДТП, то есть угонщик. Но только если не окажется, что владелец автомобиля виновен в том, что лишился своей собственности. Впрочем, даже в этом случае у него сохраняется право регрессного требования к угонщику, причинившему вред.

Взаимодействие источников повышенной опасности

В случае взаимодействия источников повышенной опасности, например, при ДТП вина каждого из участников имеет значение. Именно она определяет их ответственность друг перед другом. Варианты возможны следующие:

  • виновный владелец возмещает вред, нанесенный им другой стороне;
  • если вред причинен только виновнику, он ничего не получает и не возмещает;
  • когда виновны оба, то размер возмещения зависит от степени вины;
  • если оба невиновны, то никто никому ничего не возмещает.

Статьи 1079 и 1080 ГК РФ устанавливают солидарную ответственность, если при взаимодействии источников повышенной опасности пострадали посторонние люди (например, в том же ДТП). Или же, если потерпевший завит такое требование, в долях. Естественность перед третьими лицами возникает независимо от вины у обоих причинителей.

Кто и в каком размере получает возмещение

Право требовать возмещения вреда имеет тот гражданин, чьему имуществу или здоровью он был нанесен. В том случае, если вред причинен жизни, право на возмещение имеют наследники пострадавшего. Именно они будут подавать иск к владельцу источника повышенной опасности.

Размер возмещения определяется, исходя из положений статей 15 и 1064 ГК РФ. Согласно закону пострадавший вправе потребовать от причинителя вреда компенсировать:

  • реальный ущерб;
  • упущенную выгоду;
  • моральный вред (физические и нравственные страдания).

Согласно ст. 1100 ГК РФ моральный вред при возмещении ущерба, причиненного жизни и здоровью источником повышенной опасности, компенсируется независимо от наличия вины причинителя. Но в судебной практике редко можно встретить присуждение сумм, выходящих за рамки стоимости лечения и реабилитации пострадавших.

Особенности возмещения вреда, причиненного транспортным средством

Возмещение вреда, причиненного при ДТП, как самим владельцам транспортных средств, так и третьим лицам, регулируется, помимо ГК РФ, законом об ОСАГО. Согласно его статьям пострадавший вправе предъявить иск непосредственно к автовладельцу, который в свою очередь извещает об этом страховщика. За уклонение от исполнения судебного решения юридическое лицо — владелец источника повышенной опасности, а также страховая компания несут ответственность согласно ст. 315 УК РФ.

Страховая компания возмещает только прямой ущерб. Причиненный же моральный вред взыскивается только с владельца транспортного средства по иску пострадавшего лица. Но если сумма страховой выплаты меньше заявленных требований, то разницу будет выплачивать автовладелец.

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности: судебная практика

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса, вред, который был причинен имуществу или личности, возмещается причинителем при наличии в его действиях вины. Однако из этого правила имеется ряд исключений, когда вина не является необходимым условием для наступления ответственности. Это прежде всего касается вреда, причиненного источником повышенной опасности.

Повышенная опасность и ее источники

В самом тексте ст. 1079 ГК РФ определения, что собой представляет источник повышенной опасности, нет. В научных кругах также нет единого мнения по данному вопросу. Сложившаяся судебная практика, а также сам смысл текста статьи ГК РФ указывают на то, что это либо материальный объект, либо определённые виды деятельности. Их примерный перечень приведен в тексте закона.

К объектам повышенной опасности ст. 1079 относит:

  • транспортные средства и другие механизмы;
  • электроэнергия высокого напряжения;
  • взрывчатые вещества;
  • сильнодействующие яды и т. д.

Интересной особенностью является то, что в недействующем состоянии такие объекты опасными не считаются.

К источникам повышенной опасности относится и деятельность, связанная с использованием таких объектов, например, строительные работы. Логично предположить, что сельскохозяйственные мероприятия, дорожное движение и прочие виды деятельности, где используются механизмы, яды и пр. также подпадают под действие ст. 1079 ГК РФ.

Главным критерием отнесения того или иного материального объекта и вида человеческой деятельности к источникам повышенной опасности, используемом в судебной практике, является невозможность полного контроля над ними. Решение выносится по каждому конкретному случаю индивидуально, с учетом результатов различных экспертиз.

Животные как источник опасности

Если по приведенным в тексте закона источникам повышенной опасности сомнений в судебной практике не возникает, то по поводу неприведенных среди правоведов до сих пор ведутся споры. В частности, интересна позиция многих ученых по отнесению к опасным объектам животных.

Поводом служат иски, адресованные к владельцам домашних или прирученных диких животных о возмещении морального вреда из-за нанесенных их питомцами травм. В особо тяжелых случаях гражданские иски выдвигаются параллельно с уголовным обвинением. У судей, как и у ученых-правоведов, нет единой позиции по данному вопросу.

Доводы сторонников отнесения некоторых животных, а также их содержания и разведения к источникам повышенной опасности для окружающих достаточно логичны. Они основаны на том, что многие из зверей обладают такими опасными элементами, как когти, зубы, яд, рога хищнические инстинкты и т.д. К тому же полный контроль человека над животным практически невозможен.

Впрочем, такая позиция порождает довольно много вопросов. Например, о том, каковы критерии отнесения животных к опасным. Или же о том, кто будет нести ответственность за вред, причиненный безнадзорными или случайно попавшими в населенный пункт дикими животными. В судебной практике пока нет однозначного подхода и четких рекомендаций по применению положений ст. 1079 ГК РФ применительно к владельцам животных.

Кто отвечает за вред

Главным отличием от общего правила является и то, что ответственность за вред, который причинил источник повышенной опасности, наступает всегда у его законного (титульного) владельца. Это предусмотрено ч. 1 ст. 1079 ГК РФ. При этом под владельцем понимается не только собственник, но и тот, кому опасный объект был передан на праве оперативного управления, аренды и т. д. Но всегда на законном основании.

К таким основаниям не относится передача управления источником повышенной опасности тому, кто связан с владельцем трудовыми отношениями. То есть капитан судна, машинист электропоезда или водитель транспортной компании владельцами являться не будут, за их действия отвечает работодатель. А вот арендатор автомобиля или же управляющий им по доверенности гражданин сами несут ответственность за причиненный вред.

При этом совершенно не важно, был ли вред причинен действиями самого владельца или же того, кому был доверен данный механизм или поручено проведение работ. Компенсировать материальный ущерб и моральный вред в любом случае будет владелец. Им может быть как физическое, так и юридическое лицо. Например, если залив квартиры произошел по вине мастера, производившего ремонт водопроводной системы, отвечать будет ЖЭК.

Не следует однако думать, что действительный виновник останется безнаказанным. Собственник или арендатор, на которого возложена ответственность за причинение вреда (включая моральный), согласно ст. 1081 ГК РФ получает право регресса (обратного требования) к тому, чьими действиями вред был причинен.

Условия, при которых наступает ответственность

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, возникает на основании высокой степени риска, который принимает на себя владелец такого объекта. Сам факт наличия опасности для окружающих вполне достаточен для возникновения повышенной ответственности у лица, контролирующего данный фактор.

Вина, то есть отношение владельца источника повышенной опасности к произошедшему причинению материального или морального вреда, не учитывается. Согласно статье 1079 ГК РФ возмещение происходит независимо от наличия или отсутствия вины. То есть достаточными условиями для возложения ответственности будут:

  • причиненный вред;
  • противоправность действий;
  • связь между первым и вторым.

Однако на практике суд всегда выясняет наличие и степень вины причинителя. Это позволяет в ряде случаев уменьшить размер возмещения морального и материального ущерба, учитывая финансовое положение причинителя. Но только в ситуациях, когда речь не идет о причинении вреда жизни и здоровью. Они всегда возмещаются в полном размере.

Когда ответственность не наступает

Только в трех случаях владелец источника повышенной опасности не несет материальной ответственности за действия других лиц:

  • если причинение вреда было умышленно спланировано пострадавшим;
  • если источник повышенной опасности в момент причинения вреда был в руках лица, незаконно им завладевшего;
  • вред был причинен непреодолимой силой.

При этом владельцу придется доказать, что эти факты действительно имели место. Особенно это касается умысла пострадавшей стороны. Для того, чтобы доказать, что имело место злоупотребление правом, придется представить убедительные доводы. Но при их наличии суд возложит ответственность за вред на самого пострадавшего.

Как показывает судебная практика, выбытие из владения техники или опасных веществ незаконным путем не всегда освобождает от ответственности за причиненный моральный и материальный вред. Если законный владелец не предпринял мер для защиты своей собственности, то отвечать ему скорее всего придется. Особенно если причинитель скроется с места происшествия.

Самый частый пример из судебной практики — причинение вреда угнанным автомобилем. Согласно статье 1079 ГК РФ отвечать в этом случае будет лицо, находившееся за рулем в момент совершения ДТП, то есть угонщик. Но только если не окажется, что владелец автомобиля виновен в том, что лишился своей собственности. Впрочем, даже в этом случае у него сохраняется право регрессного требования к угонщику, причинившему вред.

Взаимодействие источников повышенной опасности

В случае взаимодействия источников повышенной опасности, например, при ДТП вина каждого из участников имеет значение. Именно она определяет их ответственность друг перед другом. Варианты возможны следующие:

  • виновный владелец возмещает вред, нанесенный им другой стороне;
  • если вред причинен только виновнику, он ничего не получает и не возмещает;
  • когда виновны оба, то размер возмещения зависит от степени вины;
  • если оба невиновны, то никто никому ничего не возмещает.

Статьи 1079 и 1080 ГК РФ устанавливают солидарную ответственность, если при взаимодействии источников повышенной опасности пострадали посторонние люди (например, в том же ДТП). Или же, если потерпевший завит такое требование, в долях. Естественность перед третьими лицами возникает независимо от вины у обоих причинителей.

Кто и в каком размере получает возмещение

Право требовать возмещения вреда имеет тот гражданин, чьему имуществу или здоровью он был нанесен. В том случае, если вред причинен жизни, право на возмещение имеют наследники пострадавшего. Именно они будут подавать иск к владельцу источника повышенной опасности.

Размер возмещения определяется, исходя из положений статей 15 и 1064 ГК РФ. Согласно закону пострадавший вправе потребовать от причинителя вреда компенсировать:

  • реальный ущерб;
  • упущенную выгоду;
  • моральный вред (физические и нравственные страдания).

Согласно ст. 1100 ГК РФ моральный вред при возмещении ущерба, причиненного жизни и здоровью источником повышенной опасности, компенсируется независимо от наличия вины причинителя. Но в судебной практике редко можно встретить присуждение сумм, выходящих за рамки стоимости лечения и реабилитации пострадавших.

Особенности возмещения вреда, причиненного транспортным средством

Возмещение вреда, причиненного при ДТП, как самим владельцам транспортных средств, так и третьим лицам, регулируется, помимо ГК РФ, законом об ОСАГО. Согласно его статьям пострадавший вправе предъявить иск непосредственно к автовладельцу, который в свою очередь извещает об этом страховщика. За уклонение от исполнения судебного решения юридическое лицо — владелец источника повышенной опасности, а также страховая компания несут ответственность согласно ст. 315 УК РФ.

Страховая компания возмещает только прямой ущерб. Причиненный же моральный вред взыскивается только с владельца транспортного средства по иску пострадавшего лица. Но если сумма страховой выплаты меньше заявленных требований, то разницу будет выплачивать автовладелец.