Обвинительный приговор суда по ст 309 ук рф

Автор: | 27.04.2018

Обвинительный приговор суда по ст 309 ук рф

Мотивированное апелляционное постановление вынесено 27 марта 2017 года

Председательствующий Зубарева О.Ф. Дело № 22-2104/2017

г. Екатеринбург 24 марта 2017 года

Свердловский областной суд в составе председательствующего Зарайкина А.А.

при секретаре Ахметчановой Н.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании с применением видеоконференц-связи уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Мезенцева М.Д. на приговор Алапаевского городского суда Свердловской области от 30 декабря 2016 года, которым

МЕЗЕНЦЕВ М.Д. , ( / / ) рождения, ранее не судимый,

осужденный ( / / ) по ч.1 ст.112 УК РФ к 2 годам ограничения свободы с установлением ограничений и обязанностей, указанных в приговоре;

осужден по ч.2 ст.309 УК РФ к штрафу в размере . руб. в доход государства, на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказания по настоящему приговору и наказания, назначенного приговором суда от ( / / ) , окончательно к штрафу в размере . руб. и 2 годам ограничения свободы с установлением ограничений и обязанностей, указанных в приговоре.

В срок наказания зачтено отбытое наказание по приговору от ( / / ) в виде 7 месяцев 14 дней ограничения свободы.

Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Заслушав доклад судьи Зарайкина А.А., выступления осужденного Мезенцева и адвоката Архиповой Е.В. в поддержку доводов апелляционной жалобы, мнение прокурора Зубрицкой Е.В. об оставлении приговора без изменения, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

приговором суда Мезенцев осужден за принуждение потерпевшего Г. к даче ложных показаний, соединенное с угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением и повреждением имущества потерпевшего и его близких родственников.

Преступление совершено в период с ( / / ) по ( / / ) в . и . при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Мезенцев просит приговор отменить и постановить в отношении него оправдательный приговор.

Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены исследованными доказательствами.

Приговор основан на непоследовательных и противоречивых показаниях потерпевшего Г. , который оговорил его ввиду личной неприязни.

Полагает, что сторона обвинения не представила неопровержимых доказательств его виновности, в том числе записи телефонных переговоров между ним и Г. , хотя потерпевший упоминал о них на предварительном следствии.

Кроме того, со слов Г. известно, что он писал заявление о прекращении уголовного дела, однако в материалах дела такого заявления нет.

Обращает внимание на то, что был ограничен в способах доказывания своей невиновности, в частности следователь необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о проведении в отношении него ( Г. ) и потерпевшего психофизиологических исследований.

Проверив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает приговор подлежащим оставлению без изменения.

Выводы суда о виновности Мезенцева в совершении преступления, за которое он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, и подтверждаются совокупностью доказательств, которым суд дал правильную оценку в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, судом обоснованно признаны достоверными показания потерпевшего Г. , из которых видно, что в течение ( / / ) года Мезенцев неоднократно склонял его к даче ложных показаний по другому уголовному делу, угрожая при этом потерпевшему и членам его семьи убийством, причинением вреда их здоровью, уничтожением и повреждением их имущества.

Эти показания подтверждаются показаниями свидетелей К. , С. , Д. , Т. и Я. , которым об обстоятельствах происшедшего стало известно со слов Г. .

Оснований сомневаться в показаниях указанных лиц у суда не имелось.

Судом не установлено наличие у потерпевшего и свидетелей причин для оговора осужденного, а приведенный Мезенцевым в подтверждение этого довод суд апелляционной инстанции считает неубедительным.

Каких-либо противоречий в показаниях потерпевшего, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Суд обоснованно положил в основу приговора показания допрошенных лиц, поскольку они последовательны и согласуются между собой, с результатами осмотра детализации телефонных соединений между Мезенцевым и Г. , заявлением потерпевшего, другими доказательствами, исследованными судом.

Доводы осужденного о наличии заявления Г. о прекращении уголовного дела несостоятельны, поскольку потерпевший ни о чем подобном не сообщал.

Оснований для проведения по делу психофизиологических исследований не имеется, поскольку такие исследования не отнесены к числу доказательств и не могут быть использованы при вынесении приговора.

Содеянное Мезенцевым судом правильно квалифицировано по ч.2 ст.309 УК РФ.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи, отсутствие отягчающих обстоятельств, смягчающее обстоятельство – наличие малолетнего ребенка.

Суд апелляционной инстанции находит назначенное Мезенцеву наказание справедливым и соразмерным содеянному, отвечающим задачам исправления осужденного, а также предупреждения совершения им новых преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20 ч.1 п.1 и 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

приговор Алапаевского городского суда Свердловской области от 30 декабря 2016 года в отношении Мезенцева М.Д. оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Свердловского областного суда.

Статья 309. УК РФ

Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу

1. Подкуп свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта, специалиста в целях дачи ими ложного заключения или ложных показаний, а равно переводчика с целью осуществления им неправильного перевода —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта, специалиста к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья указанных лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья указанных лиц, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Комментарии к статье 309 УК РФ

Это преступление является одной из форм противодействия правосудию, интересы которого и будут его основным объектом. В качестве дополнительного объекта преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 309 УК РФ, могут выступать интересы обвиняемого, подсудимого, гражданского истца, гражданского ответчика, а преступления, предусмотренного ч. ч. 2 — 4 ст. 309 УК РФ, — отношения собственности, здоровье, честь, достоинство и условия безопасности жизни граждан.

Общественная опасность комментируемого преступления состоит в том, что совершение указанных в этой норме действий может повлечь за собой принятие судом незаконного и необоснованного решения или постановления, незаконного и необоснованного обвинительного либо оправдательного приговора. Кроме того, подкуп и принуждение свидетеля, потерпевшего, эксперта, переводчика препятствуют добросовестному исполнению ими процессуальных обязанностей.

По законодательной конструкции ст. 309 УК РФ сформулирована в четырех частях:

1) подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика;

2) принуждение этих лиц к даче ложных показаний (экспертного заключения, показаний специалиста, неправильного перевода), а равно к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких;

3) принуждение названных лиц, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья;

4) подкуп или принуждение, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни и здоровья указанных лиц.

Все эти действия могут быть совершены в любой стадии уголовного, гражданского, арбитражного, административного процесса. Указанные действия могут быть совершены и заблаговременно — до процесса — и даже после него — в расчете на пересмотр соответствующего судебного решения .

Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2002. С. 898.

Объективная сторона составов преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 309 УК РФ, выполняется путем действия (подкупа или принуждения). Составы преступлений сконструированы как формальные и являются оконченными с момента совершения указанных в законе действий независимо от достижения виновным требуемого результата.

Частью 1 ст. 309 УК РФ предусмотрена ответственность за подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика в целях дачи ими ложных показаний, ложного заключения или неверного перевода.

Под подкупом в ч. 1 ст. 309 УК РФ следует понимать незаконную передачу свидетелю, потерпевшему в целях дачи ими ложных показаний либо эксперту в целях дачи им ложного заключения или ложных показаний, специалисту в целях дачи им ложных показаний, а равно переводчику с целью осуществления им неправильного перевода денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание им услуг имущественного характера за совершение действий в интересах дающего.

Таким образом, предмет подкупа в ст. 309 УК РФ аналогичен предмету преступления, предусмотренного ст. ст. 290 и 204 УК РФ. Содержание предмета подкупа раскрыто в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» . Предмет подкупа — это наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). К выгодам имущественного характера относятся, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Время их передачи (до или после совершения действий в интересах дающего) на квалификацию содеянного не влияет.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (в ред. от 22 мая 2012 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Передача незаконного вознаграждения при подкупе считается оконченной с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей.

В случае отказа названных лиц от получения предмета подкупа действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 309 УК РФ.

Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать предмет подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на подкуп.

Не может быть квалифицировано как покушение на подкуп высказанное намерение лица дать деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

При решении вопроса об ответственности по ч. 1 ст. 309 УК РФ не имеет значения как размер подкупа , так и то, что свидетелем, потерпевшим, экспертом, специалистом и переводчиком не была выполнена просьба лица, совершившего подкуп. Фактическое исполнение достигнутой договоренности не включается в состав этого преступления.

Так как не имеет значения размер подкупа, то и уголовное дело не может быть прекращено в виду незначительности переданной суммы или стоимости предмета подкупа при условии доказанности умысла на подкуп.

Ответственность получателей подкупа по ст. 309 УК РФ не предусмотрена, они отвечают только за ложные показания и т.д. (ст. 307 УК РФ).

Получение предмета подкупа без намерения совершить необходимые действия следует квалифицировать как мошенничество по ст. 159 УК РФ.

Владелец ценностей в таких случаях несет ответственность за покушение на подкуп, если передача ценностей преследовала цель совершения желаемого для него действия.

Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи подкупа и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им также следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на подкуп. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное лицо, которому предполагалось передать незаконное вознаграждение при подкупе.

Часть 2 ст. 309 УК РФ предусматривает ответственность за принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта к даче ложного заключения или показаний, специалиста к даче ложных показаний или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких.

Как видно из содержания диспозиции рассматриваемой нормы, принуждение указанных лиц к совершению противоправных действий осуществляется виновным в двух формах — в принуждении к даче ложных показаний (заключения), к осуществлению неправильного перевода и в принуждении уклониться от дачи показаний.

В данном случае под уклонением от дачи показаний следует понимать отказ лица от явки на допрос к лицу, производящему дознание, следователю, прокурору, в суд, несмотря на их вызовы, сокрытие своего места нахождения, факта изменения места жительства и т.п.

Указанные в этой норме процессуальные субъекты принуждаются к деяниям, за которые они сами несут уголовную или процессуальную ответственность. Тем самым им наносится вред не только применением указанных в законе способов принуждения, но и побуждением их к противоправному поведению, за которое предусмотрено наказание.

В правоприменительной практике при применении рассматриваемой нормы существует проблема понимания термина «дача показаний». Указанная проблема особенно актуальна при рассмотрении дел частного обвинения, когда виновный склоняет потерпевшего под угрозой насилия не изменить показания, а «забрать заявление», т.е. прекратить уголовное преследование. В данном случае умыслом правонарушителя охватывается не принуждение потерпевшего к даче ложных сведений об обстоятельствах происшедшего, а принуждение к отказу от заявления как процессуального основания привлечения к уголовной ответственности. Следовательно, в этом случае речь может идти только о преступлениях против личности или имущества гражданина, но не против правосудия.

При проведении предварительного расследования также часто возникает вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности по ст. 309 УК РФ, если принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний имело место в момент совершения преступления или непосредственно после его совершения, когда органам предварительного расследования еще не стало известно о совершенном деянии или когда очевидца или потерпевшего принуждают дать ложные объяснения в рамках сбора проверочного материала до возбуждения уголовного дела, когда в правоохранительных органах уже есть сообщение о преступлении. Проблемы квалификации возникают и тогда, когда уголовное дело возбуждено, лицо давало объяснения в рамках проверочного материала, но еще не вызвано в орган предварительного расследования для дачи показаний, и в этот момент на него оказывается давление с целью склонить к даче ложных показаний.

В связи с тем что в данной ситуации с точки зрения УПК РФ субъектов посягательства, каковыми являются потерпевший или свидетель, еще нет, т.е. указанные лица процессуально находятся за пределами предварительного расследования и судебного разбирательства, то и преступление, предусмотренное ст. 309 УК РФ, отсутствует, а есть состав преступления против личности . Аналогичную позицию занимает и Верховный Суд РФ .

Сходная точка зрения высказывалась и ранее. См.: Барышева В. Ответственность за лжесвидетельство и принуждение к даче показаний // Законность. 2003. N 5. С. 50.

Постановление Верховного Суда РФ N 155п02пр по делу Шиганова и Адмаева. См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2002 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 12.

Принуждение представляет собой психическое насилие по отношению к свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту или переводчику как способ заставить их дать ложные показания, заключение, осуществить неправильный перевод или уклониться от дачи показаний. Подобное психическое воздействие осуществляется путем угроз, исчерпывающий перечень которых дан в законе. К ним относятся: шантаж, т.е. угроза распространения позорящих, а равно иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких, независимо от того, являются ли они действительно таковыми для данного лица, соответствуют истине или нет ; угроза убийством, причинением вреда здоровью, угроза уничтожения или повреждения имущества указанных лиц или их близких.

Пункт 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (в ред. от 25 октября 1996 г.) // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Сост. С.Г. Ласточкина, Н.Н. Хохлова. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 206.

Угроза совершения иных действий, не указанных в законе, не образует состава рассматриваемого преступления.

Для квалификации подобных действий не имеет значения, намеревался ли виновный реализовать угрозу. Важно, чтобы она была значимой для лица, которое принуждается к даче ложных показаний, ложного заключения, осуществлению неправильного перевода, воспринималась им как реальная опасность и находилась в причинной связи с принуждением. Форма выражения угрозы для квалификации не имеет значения.

Принуждение к даче ложных показаний, заключения, осуществлению неправильного перевода или уклонению от дачи показаний считается оконченным с момента предъявления соответствующего требования, подкрепленного угрозой, независимо от того, достиг виновный своей цели или нет. Если угроза полностью или частично приведена в исполнение, содеянное квалифицируется дополнительно по соответствующей статье УК РФ, за исключением случаев, указанных в ч. ч. 3 и 4 ст. 309 УК РФ.

Как разъяснено в одном из решений Верховного Суда РФ, в действиях лица, предложившего другому лицу дать ложные показания, но не угрожавшему последнему ни убийством, ни насилием, ни истреблением имущества, нет состава рассматриваемого преступления .

Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1962. N 8. С. 11.

Воздействие на свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика с целью добиться дачи ими ложного показания (заключения) иным путем (просьбы, уговоры, попытки разжалобить) может влечь ответственность не по ст. 309 УК РФ, а как подстрекательство к даче ложных показаний — по ст. ст. 33 и 307 УК РФ.

Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле.

При подкупе виновный сознает, что предоставляет свидетелю, потерпевшему, эксперту или переводчику конкретную имущественную выгоду за дачу ими ложных показаний, заключения, перевода, и желает совершить подобные действия.

Лицо, понуждающее к даче ложных показаний, заключения, перевода либо уклонению от дачи показаний, сознает, что оно вынуждает, подавляя волю потерпевшего путем шантажа, угрозы убийством, причинением вреда здоровью, уничтожения или повреждения имущества указанных в законе лиц или их близких дать ложные показания, заключение, перевод либо уклониться от дачи показаний, и желает этого.

Цель преступления — добиться дачи ложных показаний, заключения, неправильного перевода или отказа от показаний.

Мотивы рассматриваемого преступления могут быть разными: месть, корысть, стремление избежать привлечения к ответственности и т.д.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 309 УК РФ, могут быть как участники процесса (например, истец, ответчик, обвиняемый, другой свидетель и т.п.), так и третьи лица. Когда действует организованная группа, то исполнителем подкупа или принуждения может быть и один человек, однако он действует по поручению или с согласия группы.

Часть 3 ст. 309 УК РФ предусматривает ответственность за совершение преступления с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья указанных лиц. Под таким насилием следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Согласно ч. 4 ст. 309 УК РФ особо квалифицированным видом преступления являются действия, предусмотренные ч. 1 (подкуп) и ч. 2 (принуждение), если они совершены организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, т.е. такого насилия, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. К данному виду относится и насилие, хотя и не причинившее вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создававшее реальную опасность для его жизни или здоровья.

Вместе с тем, учитывая, что санкция ч. 4 ст. 309 УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до семи лет, а санкция ч. 1 ст. 111 УК РФ — до восьми лет, можно сделать вывод о том, что понятие насилия, опасного для жизни или здоровья, в составе, предусмотренном ч. 4 ст. 309 УК РФ, охватывает только причинение вреда здоровью средней тяжести. При причинении тяжкого вреда здоровью действия лица квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 309 и ст. 111 УК РФ.

Понятие организованной группы дано согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ, а также раскрывается в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

При признании рассматриваемых преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Вопрос об уголовной ответственности лиц, исполнивших под принуждением требования субъекта преступления, должен решаться с учетом положений ст. 40 УК РФ о физическом и психическом принуждении.

Приговор по статье 309 УК РФ (Подкуп или принуждение к даче показаний)

Приговор Ленинского районного суда г. Тюмени Тюменской по части 2 статьи 309 УК РФ «Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта, специалиста к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Тюмень 30 августа 2017 года

Ленинский районный суд г. Тюмени Тюменской области в составе:

председательствующего судьи П.И.Г.,

с участием государственных обвинителей – старшего помощника прокурора Ленинского АО г. Тюмени Ф. Н.Н., помощника прокурора Ленинского АО г. Тюмени Г.Л.В.,

защитника адвоката М.Д.В, представившего удостоверение №, ордер №

при секретаре И.Д.Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке уголовное дело № 1-794/2017 в отношении:

П. Я.С., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженки , гражданки Российской Федерации, со средним специальным образованием, проживающей без регистрации по адресу: , замужней, имеющей малолетнего ребенка, не работающей, не военнообязанной, не судимой,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 309 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд

П.Я.С., действуя умышленно, принуждала потерпевшую ФИО1 к даче ложных показаний, соединенное с угрозой убийством и причинением вреда здоровью ФИО1 и её близких, при следующих обстоятельствах.

П.Я.С., являясь законной супругой обвиняемого по уголовному делу № ФИО2 по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 131 Уголовного кодекса РФ, а именно в изнасиловании ФИО1, по адресу: , то есть в совершении тяжкого преступления против личности, ДД.ММ.ГГГГ около 00 часов 15 минут, будучи осведомленной о том, что в ходе предварительного расследования, потерпевшая по уголовному делу № ФИО1 дала изобличающие ФИО2 показания, желая помочь своему законному супругу избежать уголовной ответственности за совершенное им тяжкое преступление в отношении ФИО1, действуя умышленно, решила принудить потерпевшую ФИО1 к даче ложных показаний о непричастности ФИО2 к совершению преступления в отношении ФИО1, с угрозой убийством и причинением вреда здоровью.

Реализуя указанный преступный умысел, ДД.ММ.ГГГГ около 00 часов 15 минут, П.Я.С., находясь в , действуя умышленно, с целью оказания противодействия следствию и суду в установлении истины по уголовному делу № путем принуждения потерпевшей ФИО1, под угрозой убийством к даче в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства ложных, не соответствующих действительности показаний об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, осознавая, что своими действиями она нарушает права и законные интересы потерпевшей ФИО1, и желая этого, используя сотовый телефон «Iphone 6» (Айфон 6), подключенный посредством Wi-Fi (Вай-Фай) роутера через провайдера согласно заключенного договора об оказании услуг связи к глобальной информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», который по своим техническим характеристикам позволяет осуществлять доступ в глобальную сеть «Интернет», посредством социальной сети « » с аккаунта « » (в дальнейшем переименован как « »), написала ФИО1, являющейся пользователем аккаунта « » в социальной сети « », сообщения следующего содержания: «Тебе давали время, чтобы решить вопрос добровольно. Ожидай новую жизнь. Все данные на тебя и близких в нашем распоряжении. Все они слезами кровавыми захлебнутся из-за тебя. Никуда не денешься и никто тебе не поможет», а также изображение, на котором изображен обведенный на земле силуэт человека с текстом: «забирай заявление тебе дается 3 суток», символизирующий смерть человека. Данные угрозы ФИО1 восприняла реально, опасаясь их осуществления.

С указанным обвинением П.Я.С. согласилась в полном объеме, полностью признала себя виновной.

При ознакомлении с материалами уголовного дела, после предварительной консультации с адвокатом по уголовному делу, П.Я.С. было заявлено ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, в связи с согласием с предъявленным ей обвинением.

При этом подсудимая осознает последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства: понимает, что он будет основан исключительно на тех доказательствах, которые имеются в материалах уголовного дела; не сможет быть обжалован в апелляционном порядке из-за несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела; а также знает то, что назначенное наказание не будет превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного ч. 2 ст. 309 УК Российской Федерации, устанавливающего ответственность за деяние с обвинением, в совершении которого подсудимая согласилась.

Государственный обвинитель против заявленного ходатайства не возражает, потерпевшая дала свое согласие на рассмотрение дела в особом порядке, поэтому судом принимается особый порядок принятия судебного решения.

В результате изучения дела суд пришел к выводу, что обвинение, предъявленное П.Я.С., обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

С учетом того, что по настоящему уголовному делу имеются основания применения особого порядка принятия судебного решения и соблюдены условия, предусмотренные законодательством РФ для постановления приговора без проведения судебного разбирательства, суд считает возможным вынести в отношении подсудимой обвинительный приговор без проведения в общем порядке исследования и оценки доказательств, собранных по уголовному делу.

Действия П.Я.С. квалифицируются судом по ч. 2 ст. 309 УК РФ – принуждение потерпевшего к даче заведомо ложных показаний, соединенное с угрозой убийством, причинением вреда здоровью потерпевшего и его близких.

Назначая наказание подсудимой суд учитывает её личность, обстоятельства совершенного преступления, его характер и степень общественной опасности, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на его исправление.

Психическое состояние подсудимой у суда сомнение не вызывает исходя из её поведения в суде и материалов уголовного дела, на учете у врача психиатра, она не состояла и не состоит, вследствие чего, в отношении совершенного преступления является вменяемой и подлежит уголовной ответственности.

П.Я.С. по месту жительства УУП ОП-№ УМВД России по г. Тюмени характеризуется положительно. На профилактическом учете в отделе полиции не состоит, к административной и уголовной ответственности не привлекалась. В злоупотреблении спиртными напитками и в употреблении наркотических веществ не замечена. Контакты с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни, не поддерживает.

Смягчающими наказание обстоятельствами в отношении подсудимой, суд признает: признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие малолетнего ребенка.

Отягчающих наказание обстоятельств, в соответствии со ст. 63 УК Российской Федерации судом не установлено, в связи с чем, суд назначает подсудимой наказание с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ, а также учитывает требования ч. 5 ст. 62 УК Российской Федерации, так как дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

П.Я.С. совершила преступление, относящееся в силу ст. 15 УК Российской Федерации к категории небольшой тяжести, полностью признала свою вину, в содеянном раскаивается, принесла свои извинения потерпевшей в зале суда, сделала для себя правильные выводы, ранее не судима, в связи с чем, суд считает возможным, в целях её исправления и предупреждения совершения ей преступлений в дальнейшем, а также восстановления социальной справедливости, назначить ей наказание, в виде штрафа в доход государства.

Вопрос о вещественных доказательствах по делу подлежит разрешению судом в соответствии с требованиями ст. 81 УПК Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307-309, 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд,

П.Я.С. признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 309 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить ей наказание в виде штрафа в доход государства в размере 5 000 (пять тысяч) рублей.

Меру пресечения в отношении П.Я.С. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить прежней, до вступления приговора суда в законную силу.

Вещественные доказательства: роутер « »MAC адрес , мобильный телефон «iPhone 6», ноутбук «Toshiba», возвращенные на ответственное хранение П.Я.С., — считать возвращенными П.Я.С.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в течение 10 суток в Тюменский областной суд с момента провозглашения, с соблюдением требований ст. 317 УПК Российской Федерации, путем подачи жалобы в Ленинский районный суд г. Тюмени.

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденная вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, а также поручить осуществление своей защиты избранному защитнику, либо ходатайствовать перед судом о назначении нового защитника.

Главная Уральский федеральный округ Курганская область

На основании представленных государственным обвинителем доказа-тельств Альменевский районный суд вынес обвинительный приговор жительнице г.Челябинска. Она признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 309 УК РФ (подкуп потерпевшего в целях дачи им ложных показаний)

В ходе судебного заседания установлено, что в декабре 2016 года женщина, находясь на территории Альменевского района, в период следствия по уголовному делу по обвинению ее несовершеннолетнего сына, в целях вос-препятствования правосудию передала потерпевшему по уголовному делу денежные средства в размере 10000 рублей за дачу последним заведомо ложных показаний, которые в могли повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего сына подсудимой.

Суд признал ее виновной в инкриминируемом преступлении и назначил наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей.

Вы стали очевидцем событий и происшествий о которых читаете?

Статья 309 УК РФ. Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (действующая редакция)

1. Подкуп свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта, специалиста в целях дачи ими ложного заключения или ложных показаний, а равно переводчика с целью осуществления им неправильного перевода —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта, специалиста к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья указанных лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья указанных лиц, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 309 УК РФ

1. Комментируемая статья предусматривает ответственность за сходные по содержанию, но относительно самостоятельные деяния: подкуп и принуждение. Последнее представляет собой более опасную форму противодействия осуществлению правосудия, так как дополнительно затрагивает и интересы личности.

2. Объективную сторону преступления образует подкуп:

1) свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний;

2) эксперта или специалиста в целях дачи им ложного заключения или ложных показаний;

3) переводчика в целях осуществления им неправильного перевода.

Подкуп состоит в материальном вознаграждении лично или через посредников (выплата денег, передача ценностей, освобождение от уплаты долга, предоставление материальных выгод иного рода) свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика за дачу ими ложных показаний, заключения либо неправильный перевод. Подкуп предполагает и обещание виновного предоставить указанным лицам выгоду имущественного характера в будущем.

В законе не оговорено, по какому делу осуществляется подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика. Им может быть как уголовное, так и гражданское, арбитражное дело, а также дело об административном правонарушении.

3. Преступление считается оконченным с момента совершения указанного в законе деяния: достижения соглашения о даче ложных показаний, заключения или осуществлении неправильного перевода.

4. Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел. Цель преступления — добиться ложных показаний, заключения или неправильного перевода.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

6. Принуждением (ч. 2 ст. 309 УК) следует считать психическое воздействие на свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика как способ заставить их совершить одно из указанных в законе действий:

— дать ложные показания (заключение) либо сделать неправильный перевод;

— уклониться от дачи показаний.

Закон связывает осуществляемое принуждение с шантажом или угрозой. Содержание последней четко очерчено: угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества. Шантаж и угроза могут быть адресованы как свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту или переводчику, так и их близким.

7. Принуждение следует считать оконченным с момента предъявления требований дать ложные показания или осуществить неправильный перевод, подкрепленных шантажом или угрозой.

8. Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел.

9. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет. Если принуждение совершено должностным лицом с использованием служебных полномочий, то его следует квалифицировать по ст. 286 УК.

10. Квалифицированный вид принуждения обусловлен применением насилия, не опасного для жизни и здоровья указанных лиц (ч. 3 ст. 309 УК).

11. В ч. 4 ст. 309 УК предусмотрена ответственность за подкуп или принуждение свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста или переводчика, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья указанных лиц.

Обвинительный приговор суда по ст 309 ук рф

Деятельность суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья *** Дело № 22-***/2013

г.Ульяновск 1 июля 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе: председательствующего судьи Шибковой И.В.,

судей Сенько С.В., Орловой Е.А.,

с участием прокурора Фролова М.А.,

осужденной Шестаковой О.В.,

защитников осужденного Бердникова И.А. — адвокатов Шушиной Н.Н., Костиной Н.В.,

при секретарях Трофимовой Т.А., Долынине С.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Шестаковой О.В., Бердникова И.А. по апелляционным жалобам осужденной Шестаковой О.В., адвоката Шушиной Н.Н. в интересах осужденного Бердникова И.А. на приговор Засвияжского районного суда г.Ульяновска от 10 апреля 2013 года, которым

осуждена по ч.1 ст.309 УК РФ к наказанию в виде штрафа в доход государства в размере 40000 рублей.

осужден по ч.1 ст.309 УК РФ к наказанию в виде штрафа в доход государства в размере 50000 рублей.

Мера пресечения осужденным до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении .

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Принято решение о конфискации в собственность государства денежных средств в размере 250 000 руб.

Апелляционное представление отозвано прокурором в соответствии с ч.3 ст. 389 8 УПК РФ до начала судебного заседания суда апелляционной инстанции.

Заслушав доклад судьи Сенько С.В., выступления осужденной Шестаковой О.В., адвокатов Костиной Н.В., Шушиной Н.Н., прокурора Фролова М.А., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Шестакова О.В., Бердников И.А. признаны виновными в подкупе потерпевшего Ч*** С.С. в целях дачи им ложных показаний по уголовному делу № *** при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденная Шестакова О.В., не соглашаясь с приговором суда, указывает на его незаконность, необоснованность. Просит учесть, что все доказательства по делу получены с нарушением закона, поэтому являются недопустимыми. Автор жалобы обращает внимание на потерпевшего по делу, страдающего психическими заболеваниями, испытывающего к ней, как дочери военнослужащего, неприязнь. Она противоправных действий по делу Ю*** Д.М. не совершала, деньги Ч*** С.С. передала в счет возмещения морального ущерба, а не как вознаграждение за изменение им показаний. В подтверждение факта наличия договорных отношений с Ч*** С.С. ей представлены суду регистрационные карточки, не принятые во внимание по надуманным основаниям. Показания Ч*** С.С. противоречат всем собранным доказательствам, поэтому не могут служить доказательством её вины. Оперативно-розыскные мероприятия по делу в отношении неё и Бердникова И.А. проведены на основании незаконно вынесенного постановления за подписью заместителя председателя Ульяновского областного суда, основанного на ложных документах. Первоначальные документы с её (Шестаковой) участием составлены под психологическим и физическим воздействием со стороны сотрудников УФСБ. Не смотря на присутствие при этом адвоката, тот фактическую её защиту не осуществлял, а действовал вопреки интересам доверителя. Принятие устного заявления о преступлении произведено с нарушением ст. 142 УПК РФ, данный документ был составлен после её фактического задержания и физического воздействия. 03.07.2012 осмотр места происшествия не производился, а сам протокол сфальсифицирован. Деньги, которые она якобы выдала 04.07.2012, были подброшены ей сотрудником УФСБ. При выемке их участвовало в качестве понятого иное лицо, нежели указано в процессуальном документе. Показания понятых при проведении ОРМ, осмотре места происшествия также не согласуются между собой и собранными доказательствами по делу. Следователь оказался в сговоре с сотрудниками УФСБ и сфальсифицировал ряд документов по делу. В приговоре суда её показания полностью искажены, что изменило их смысл. Протокол, по мнению автора жалобы, сфальсифицирован. Судом в нарушение действующего законодательства ходатайство о признании недопустимыми ряда доказательств разрешено без удаления в совещательную комнату, по истечении 3-х дневного срока с момента его заявления, а также необоснованно отказано в истребовании доказательств, подтверждающих её невиновность, отклонено ходатайство о проведении технико–криминалистической экспертизы для исследования видеозаписи ОРМ на предмет изменения первоначальных сведений, чем нарушен принцип состязательности сторон. Свидетели стороны обвинения допрошены без соблюдения норм УПК РФ, а в основу приговора положены показания заинтересованных в исходе дела лиц. Поэтому, просит отменить обвинительный приговор и прекратить дело за отсутствием в её действиях состава преступления, либо оправдать её и Бердникова И.А. по предъявленному обвинению.

Защитник осужденного Бердникова И.А. – адвокат Шушина Н.Н. считает постановленный приговор незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В обосновании вины Бердникова И.А. делается ссылка на протокол принятия устного заявления о преступлении Шестаковой О.В., который является недопустимым доказательством, т.к. составлен до возбуждения уголовного дела, без защитника задержанной, после оказанного на неё давления, а кроме того, сведения, содержащиеся в нем, в последующем не были подтверждены Шестаковой О.В. Не являются доказательством вины Бердникова И.А. результаты оперативно-розыскных мероприятий, т.к. из содержания разговора между Шестаковой О.В. и её подзащитным от 4 июля 2012 года не следует, что они обговаривали детали изменения позиции потерпевшего по делу Ю*** Д.М., а состоявшийся разговор о деньгах велся Шестаковой О.В. исключительно по инициативе и согласованию с сотрудником УФСБ. Обращает внимание на проведение оперативно-розыскных мероприятий, выдачу их результатов следователю с нарушением действующего законодательства, т.к. не представлены документы по передаче и выемке технических средств с помощью которых производились аудио и видеозаписи. Считает, что постановление о даче разрешения на сбор информации в отношении Шестаковой О.В. является незаконным, поскольку выносилось из-за подозрения Шестаковой О.В. в причастности к тяжкому преступлению. Однако в последующем Шестаковой О.В. предъявлено обвинение по ч.1 ст. 309 УК РФ, т.е. в преступлении небольшой тяжести, что противоречит ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». ОРМ «Наблюдение» от 4 июля 2012 года проведены с нарушением закона, поскольку согласия на участием в нем Шестаковой О.В. не испрашивалось, последняя не могла принимать в них участие в силу своей профессиональной деятельности. Ошибочен вывод суда о принадлежности денежных средств, изъятых у Шестаковой О.В. — Бердникову И.А. Данные денежные средства были подброшены осужденной. Запись на дисках, содержащих сведения о встрече Шестаковой О.В. с Бердниковым И.А. корректировалась, т.е. подвергалась изменениям, поэтому не может служить доказательством. Все доказательства по делу получены с нарушением уголовно-процессуального законодательства, поэтому Бердников И.А. должен быть оправдан. Просит отменить приговор суда.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Фролов М.А. обосновал их несостоятельность. Полагает, что приговор по делу вынесен на основании исследованных в судебном заседании доказательств, при соблюдении принципа состязательности сторон. Все положенные в его основу доказательства являются допустимыми, достоверными, относимыми. Заинтересованности лиц, допрошенных в качестве свидетелей, потерпевшего по делу, в исходе дела не установлено. Психическое состояние Ч*** С.С. проверялось в судебном заседании. Оперативно-розыскные мероприятия в отношении Шестаковой О.В., Бердникова И.А. проведены с соблюдением действующего законодательства. Все ходатайства стороны защиты были разрешены судом в строгом соответствии с УПК РФ. Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Доводы об искажении судом в приговоре показаний допрошенных лиц являются надуманными. Поэтому оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, по мнению государственного обвинителя, не имеется.

В судебном заседании апелляционной инстанции осужденная Шестакова О.В. поддержала доводы своих апелляционных жалоб, апелляционной жалобы защитника осужденного Бердникова И.А. Просила приговор суда в отношении неё отменить, вынести оправдательный приговор.

Защитники осужденного Бердникова И.А. — адвокаты Шушина Н.Н., Костина Н.В. поддержали доводы апелляционных жалоб, обратили внимание на отсутствие доказательств вины Бердникова И.В. в совершении преступления, оговоре его в ходе предварительного расследования Шестаковой О.В. под воздействием сотрудников силовых структур. Считали недопустимыми доказательства, полученные в ходе ОРМ от 3 и 4 июля 2012 года, протокол принятия устного заявления о преступлении Шестаковой О.В.

Прокурор Фролов М.А. обосновал несостоятельность доводов апелляционных жалоб, считал приговор законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав выступления осуждённой Шестаковой О.В., адвокатов Шушиной Н.Н., Костиной Н.В. в интересах осужденного Бердникова И.А., прокурора Фролова М.А., судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности осужденных Бердникова И.А., Шестаковой О.В. в совершении преступления соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым суд в соответствии со статьей 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку.

Показаниями свидетеля Ч*** С.С. в судебном заседании о том, что с 2011 года к нему неоднократно обращалась его знакомая Шестакова О.В. по вопросу изменения им показаний в пользу обвиняемого Ю*** Д.М. за денежное вознаграждение. Об этом он сообщил в правоохранительные органы, и под контролем УФСБ 3 июля 2012 года прошла его встреча с Шестаковой О.В., в ходе которой та передала ему 30 тысяч рублей из обещанных 250 тысяч рублей.

Судом обоснованно приняты во внимание показания данного свидетеля, поскольку оснований для оговора осужденных он не имел, Шестакову О.В. знал некоторое время, с Бердниковым И.А. не был знаком, его показания являются последовательными, подтверждены в ходе очной ставки с Шестаковой О.В., а расхождения в них не столь значительны. Дана верная оценка личности свидетеля, способности его оценивать происходящее и давать об этом правдивые показания, а также правомерности его допроса в качестве свидетеля в судебном заседании с использованием систем видео-конференцсвязи, отсутствии необходимости в проведении судебно-психиатрической экспертизы.

Показания Ч*** С.С. согласуются с другими доказательствами по делу.

Протоколом осмотра предметов – уголовного дела в отношении Ю*** Д.М. и других, возбужденному 21.10.2010, по которому Ч*** С.С. признан потерпевшим, с ним проведено опознание по фото Ю*** Д.М. В связи с неустановлением места нахождения Ю*** Д.М. с 21.05.2011 г. по 07.11.2012 г. предварительное следствие по уголовному делу приостановлено (т. 2 л.д. 89-175).

Протоколом осмотра мобильного телефона Шестаковой О.В. в папках которого имеются номера мобильных телефонов Ч*** С.С. и Бердникова И.А., сведения о соединениях номера Шестаковой О.В. с номерами Бердникова И.А., Ч*** С.С. в июне-июле 2012 года; заключением эксперта, подтвердившего данные при осмотре телефона.

Сведениями ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республики Мордовия, согласно которым Шестакова О.В. в качестве адвоката имела свидания с осужденным Ч*** С.С. два раза: 28.06.2011 года, 21.07.2011 года (т. 1 л.д. 90).

Протоколом принятия устного заявления о преступлении от Шестаковой О.В. от 03.07.2012 г., из которого следует, что в июле 2011 года она согласилась на предложение Бердникова И.А. склонить Ч*** С.С. изменить показания в пользу Ю*** Д.М. за денежное вознаграждение. С указанной целью посещала Ч*** С.С. в СИЗО г.Саранска, а после его освобождения встречалась с ним неоднократно в г.Ульяновске. 1 июля 2012 г. получила от Бердникова И.А. 30 тысяч рублей из обещанных потерпевшему 250 тысяч рублей, которые 3 июля 2012 г. вечером при встрече передала Ч*** С.С. (т. 1 л.д. 71-72).

Показаниями свидетелей С*** А.В., Щ*** И.И. о том, что, являясь сотрудниками УФСБ России по Ульяновской области, по поручению руководителя своего ведомства они проводили оперативно-розыскные мероприятия по документированию противоправной деятельности адвоката Шестаковой О.В. по подкупу потерпевшего по уголовному делу — Ч*** С.С. 3 июля 2012 Шестакова О.В. при встрече с Ч*** С.С. передала последнему 30 тысяч рублей в обмен на изменение показаний в пользу Ю*** Д.М. 4 июля 2012 года проведено ОРМ «Наблюдение», в ходе которого Шестакова О.В. встретилась с Бердниковым И.А., обсудила результаты встречи с Ч*** С.С. Обе встречи зафиксированы на цифровых носителях информации DVD-R дисках и переданы следователю.

Показаниями свидетеля К*** Э.А., давшего показания, аналогичные показаниям свидетелей Щ*** И.И., С*** А.В.

Судом обоснованно отражено в приговоре, что обстоятельства, изложенные в показаниях свидетелями Ч*** С.С., С*** А.В., Щ*** И.И., К*** Э.А., согласуются с показаниями свидетелей Ч*** Д.А. и К*** М.М., участвовавших в оперативно-розыскном мероприятии 3 июля 2012 года в качестве понятых, подтвердивших проведение осмотра автомобиля Ч*** С.С., обнаружение при этом 30 тысяч рублей и сотового телефона, а также нахождение в указанном транспортном средстве Шестаковой О.В. Существенных противоречий в показаниях свидетелей Ч*** Д.А., К*** М.М. не имелось. Доводы осужденной Шестаковой О.В. о заинтересованности свидетелей Ч*** Д.А., К*** М.М. в исходе дела, даче ими заведомо ложных показаний об участии в осмотре места происшествия были предметом рассмотрения судом первой инстанции и, по мнению судебной коллегии, обосновано не приняты во внимание.

Показания свидетелей Ч*** С.С., С*** А.В., Щ*** И.И., К*** Э.А., Ч*** Д.А. К*** М.М. согласуются с документами, составленными в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий: рапортами Щ*** И.И. от 3 и 4 июля 2012 года, протоколом досмотра Ч*** С.С. от 3 июля 2012 года, протоколом осмотра места происшествия — автомобиля Ч*** С.С. «М***», государственный регистрационный номер *** возле рынка «Н***» в г.Ульяновске .

Вопреки доводам апелляционных жалоб, позиции защитников, осужденной Шестаковой О.В. в суде апелляционной инстанции, оснований для признания результатов оперативно-розыскных мероприятий от 3 и 4 июля 2012 года, а также протокола осмотра места происшествия, протокола выемки денежных средств у Шестаковой О.В., протокола осмотра видео-аудиозаписей, не имеется.

Оперативно-розыскные мероприятия производились в соответствии с требованиями ст.ст. 6-8, 14, 15 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ст.ст. 10, 12 и 13 ФЗ «О Федеральной службе безопасности», ст. 8 Закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Как видно из материалов дела, для проверки поступившей в Следственное управление СК РФ по Ульяновской области информации о том, что адвокат Шестакова О.В. склоняет Ч*** С.С. как потерпевшего по уголовному делу дать заведомо ложные показания за денежное вознаграждение, руководителю УФСБ России по Ульяновской области направлено поручение на проведение оперативно-розыскных мероприятий для проверки данного сообщения. Во исполнении которого сотрудниками УФСБ проведены оперативно-розыскные мероприятия «наблюдение» 3 июля 2012 года в отношении Шестаковой О.В. и 4 июля 2012 года в отношении Бердникова И.А. Оба мероприятия проводились с согласия руководителя УФСБ по Ульяновской области, а также на основании постановления заместителя председателя Ульяновского областного суда М*** *** от 3 июля 2012 года о даче разрешения Управлению ФСБ России по Ульяновской области на проведение в отношении Шестаковой ОРМ «наблюдение», прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, контроль почтовых отправлений и иных сообщений. Вопреки доводам апелляционных жалоб, не требуется постановления руководителя органа на проведение ОРМ «Наблюдение». Не усматривается оснований для признания незаконным постановления Ульяновского областного суда от 03.07.2012 о даче разрешения на проведение ОРМ в отношении Шестаковой О.В. Оно вынесено уполномоченным на то лицом, при наличии соответствующего ходатайства, соответствует требованиям закона по форме и содержанию. Указание в нем на возможную причастность Шестаковой О.В. к совершению тяжкого преступления, а также конкретный номер сотового телефона, отражает доводы ходатайства, с которым обратился орган для получения разрешения, и не может порочить документ только в силу того, что в последующем лицо привлечено к уголовной ответственности за менее тяжкое преступление. Согласно ч. 3 ст. 8 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката допускается при наличии судебного решения и не зависит от категории преступлений, в которых адвокат подозревается. Никаких данных о проведении в отношении Шестаковой О.В. оперативно-розыскных мероприятий до вынесения постановления суда о даче разрешения на проведение в отношении неё ОРМ, использовании по делу доказательств, полученных в ходе данных мероприятий, не имеется.

Законодательное регулирование возможности проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката на основании судебного решения направлено на обеспечение реализации конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и клиентом, сохранение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено ее оказание, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны.

При этом, поскольку к адвокатской тайне относятся сведения, связанные лишь с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, о которых адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля ( п. п. 1 , 2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»), сведения о преступном деянии самого адвоката не составляют адвокатской тайны, если они не стали предметом оказания юридической помощи ему самому в связи с совершенным им преступлением.

Соответственно, поскольку норма п. 3 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» не устанавливает неприкосновенности адвоката, не определяет ни его личную привилегию как гражданина, ни привилегию, связанную с его профессиональным статусом, она предполагает получение судебного решения при проведении в отношении адвоката лишь тех оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, которые вторгаются в сферу осуществления им собственно адвокатской деятельности — к каковой, в любом случае, не может быть отнесено совершение адвокатом преступного деяния, как несовместимого со статусом адвоката.

Поэтому иные доводы осужденной Шестаковой О.В., защитников осужденного Бердникова И.А., в том числе о неправомерности участия Шестаковой О.В. в оперативно-розыскных мероприятиях от 4 июля 2012 года из-за отсутствия письменного согласия её на это, о необходимости рассекречивания всех документов ОРМ, невозможности обмена документацией в течение одного дня между двумя органами: УФСБ и СУ СК обоснованно судом отвергнуты, как основанные на неправильном толковании закона.

Судебная коллегия соглашается с доводами стороны защиты о том, что постановление о проведении ОРМ «Наблюдение» от 3 июля 2012 года на л.д. 43-45 т.1 содержит в себе сведения о состоявшейся встрече Шестаковой О.В. с Ч*** С.С., а также в нем отсутствуют данные о том, в отношении кого планируется проведение оперативно-розыскного мероприятия, в какой форме, поэтому постановление № 19/4381 не может быть расценено как основание для проведения указанного оперативно-розыскного мероприятия и оно подлежит исключению из приговора в обосновании доказательства вины осужденных.

Результаты проведенных ОРМ от 3 и 4 июля 2012 года отражены в рапортах сотрудника УФСБ Щ*** И.И. и согласуются с данными, содержащимися на двух дисках, зафиксированных при помощи специальных технических средств. Не может служить основанием для признания доказательств недопустимыми отсутствие в деле сведений о том, каким образом непосредственно производились аудиозаписи и видеозапись, кем, на какие устройства с помощью каких устройств производились перезапись, а также непредоставление суду документов, представленных в обоснование ходатайства о получении разрешения на проведение ОРМ в отношении Шестаковой О.В. руководителю Ульяновского областного суда, т.к. сохранение в тайне этих сведений соответствует требованиям закона.

В силу ст.12 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ» сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для принятия такого решения, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В материалах дела каких-либо постановлений о рассекречивании указанных сведений и документов не имеется. Технические средства для получения акустической и видео информации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности не рассекречиваются, т.к. входят в перечень «виды специальных технических средств» утвержденный Постановлением Правительства РФ № 770 от 1 июля 1996 года.

Согласно постановлений руководителя начальника УФСБ России по Ульяновской области от 3июля 2012 года, 4 июля 2012 года руководителю СУ СК России по Ульяновской области были представлены результаты оперативно-розыскной деятельности, в том числе рапорта о ходе ОРМ, постановления о проведении ОРМ «наблюдение» диски с результатами ОРМ, проведенных сотрудниками УФСБ России по Ульяновской области. Действия руководителя УФСБ России по Ульяновской области по предоставлению органу следствия результатов оперативно-розыскной деятельности соответствуют требованиям действующего законодательства и свидетельствуют о легальности данных действий.

Уголовное дело в отношении Шестаковой О.В., Бердникова И.А. возбуждено с соблюдением требований ст.448 ч.1 п.10 УПК РФ.

Впоследующим диски с результатами оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» от 3 и 4 июля 2012 года были осмотрены следователем в присутствии понятых с составлением соответствующих протоколов следственных действий, признаны вещественными доказательствами и приобщены к материалам уголовного дела.

Суд обоснованно пришел к выводу, что полученные и переданные следственному комитету органом УФСБ России по Ульяновской области результаты ОРМ, находящиеся на цифровых носителях – DVD- R дисках, содержат в себе сведения о фактах, имеющих отношение к уголовному делу в отношении Шестаковой О.В., Бердникова И.А. На основании этих результатов оперативно-розыскных мероприятий, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, органом следствия были сформированы доказательства, удовлетворяющие требованиям УПК РФ, о которых указано в статье 74 УПК РФ. Приобретя статус доказательств, указанные результаты ОРМ правильно использованы для установления обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, которые достаточно полно изложены в приговоре, о сохранности информации, содержащейся на дисках в первозданном виде, без какого-либо вмешательства впоследующем, поскольку указанные диски просматривались и прослушивались в ходе судебного заседания, исследовалась упаковка в которой они хранились. На обоих содержится информация, согласующаяся с показаниями свидетелей Ч*** С.С., С*** А.В., Щ*** И.И., К*** Э.А. о том, что 3 июля 2012 года в ходе встречи Шестакова О.В. передала Ч*** С.С. деньги в сумме 30 000 руб., обговаривала условия передачи ему иной суммы денег в зависимости от стадии в расследовании и рассмотрении уголовного дела судом; о встрече Шестаковой О.В. с Бердниковым И.А. в ходе которой первая информировала своего собеседника о состоявшейся накануне встрече с иным лицом, передаче последнему 30 тысяч рублей, намерении того лица получать частями суммы два раза 50 тысяч рублей, 100 тысяч рублей, 20 тысяч рублей в зависимости от исхода уголовного дела, а Бердников И.А., в свою очередь, дал указание, что следует передать заинтересованному лицу о состоявшемся разговоре, о принятии к лицу, от которого зависят показания по делу при опознании иных мер. Правильно отражено в приговоре на принадлежность голосов на диске от 3 июля 2012 года – Шестаковой О.В. и Ч*** С.С., на диске от 4 июля 2012 года – Шестаковой О.В. и Бердникову И.А., т.к. именно они запечатлены на видео, их голоса были опознаны иными лицами. Непроведение для определения принадлежности голосов специальных исследований, не порочит вывод суда в этой части.

В подтверждение вины Шестаковой О.В., Бердникова И.А. судом сделана ссылка на протокол принятия устного заявления о преступлении от 3 июля 2012 года, который содержит сведения об обстоятельствах совершения преступления обоими осужденными. Поскольку данный документ составлен с соблюдением требований ст.141 УПК РФ, то суд обоснованно принял во внимание содержащиеся в нем сведения. Верным является вывод суда о законности выемки у Шестаковой О.В. денежных средств от 04.07.2012 года, произведенной с участием защитника, понятых, с соблюдением требований, предусмотренных ст. 183 УПК РФ. Мотивы принятого решения, в том числе относительно указания ложных анкетных данных понятого, судом приведены в приговоре и оснований подвергать их сомнению у судебной коллегии не имеется.

Более того, сведения, отраженные Шестаковой О.В. в протоколе принятия от неё устного заявления о преступлении, подтвердились при проведении ОРМ от 4 июля 2012 года и свидетельствуют о причастности её и Бердникова И.А. в подкупе Ч*** С.С., признанного потерпевшим по делу Ю*** Д.М.

Обоснованно судом указано в приговоре на то, что выводы об их виновности не зависят от показаний Ю*** Д.В., не подтвердившего свою причастность к действиям по подкупу Ч*** С.С.

Судом проверены доводы осужденной Шестаковой О.В. об оказании на неё давления сотрудниками УФСБ, СУ СК и обоснованно отвергнуты, как не нашедшие своего подтверждения. Дана правильная оценка показаниям свидетелей защиты Д*** И.Г., Ш*** Л.С., а также тому обстоятельству, что у Шестаковой О.В. после возбуждения уголовного дела ухудшилось состояние здоровья.

Судебная коллегия соглашается с решением суда в той части, что при допросах Шестаковой О.В. на предварительном следствии в качестве подозреваемой, обвиняемой от 4 июля 2012 года, 1 декабря 2012 года соблюдены нормы УПК РФ. Осужденная была обеспечена защитником по соглашению, принимавшим участие в следственных действиях, что исключало какое-либо воздействие на неё со стороны. Все протоколы подписаны Шестаковой О.В., адвокатом, а также лицами, принимавшими участие в допросах без замечаний и дополнений. Поэтому утверждения осужденной о непрофессионализме защитника М*** В.В., нарушении им норм адвокатской этики, а также применении в отношении неё недозволенных методов ведения следствия, обоснованно расценены как способ защиты от предъявленного обвинения. При допросах 12, 14 декабря 2012 года с участием иного защитника, Шестакова О.В. подтвердила ранее озвученную версию о наличии у неё долга перед Ч*** С.С. Также правильно отражено в решении суда о непоследовательной позиции осужденной относительно причины передачи денежных средств Ч*** С.С., обстоятельств их нахождения у Шестаковой О.В. 03.07.2012 года.

Совокупность приведенных в приговоре и имеющихся в материалах дела доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности и достаточности для разрешения уголовного дела по существу. Не согласиться с приведенной в приговоре оценкой доказательств у судебной коллегии оснований не имеется.

Приведенными выше и в приговоре доказательствами опровергаются содержащиеся в апелляционных жалобах адвоката Шушиной Н.Н., осужденной Шестаковой О.В., а также позиции указанных лиц и адвоката Костиной Н.В. в суде апелляционной инстанции доводы о недоказанности предъявленного Шестаковой Л.В., Бердникову И.А. обвинения, об использовании недопустимых, недостоверных доказательств.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела и исследованных судом первой инстанции, свидетельствует о том, что действия Шестаковой О.В., Бердникова И.А. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 309 УК РФ – подкуп потерпевшего в целях дачи им ложных показаний и иной квалификации не подлежат.

Совместные действия Шестаковой О.В. и Бердникова И.А. был направлены на подкуп потерпевшего Ч*** С.С. в целях дачи им ложных показаний по уголовному делу в отношении Ю*** Д.М. с целью оказания содействия последнему по избежанию привлечения к уголовной ответственности за противоправные действия. На выводы суда не влияет то обстоятельство, что Бердников И.А. лично с Ч*** С.С. не встречался и не предлагал ему денежное вознаграждение, поскольку указанные действия по его поручению совершались Шестаковой О.В. Обоснованно судом не приняты во внимание показания Шестаковой О.В. об отсутствии у Ч*** С.С. возможности повторного участия в опознании Ю*** Д.М.

В судебном заседании все доказательства проверялись, устранялись противоречия в показаниях допрошенных лиц, выяснялся характер взаимоотношений между ними, в приговоре дан подробный анализ исследованным доказательствам, отражены причины по которым приняты одни из них и отвергнуты другие.

Судебное разбирательство проведено всесторонне, полно и объективно. Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Вопреки доводам жалоб все доказательства были исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке, в том числе и те, на которые ссылается Шестакова О.В. Не влияет на результат рассмотрение дела разрешение некоторых из них спустя некоторое время после того, как они были заявлены в судебном заседании.

Доводы осужденной Шестаковой О.В. о нарушениях при составлении протокола судебного заседания, о незаконности постановлений председательствующего судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания противоречат материалам дела и являются необоснованными. Замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденной как в отдельном заявлении, так и содержащиеся в апелляционных жалобах, возражениях, были рассмотрены председательствующим судьей в соответствии со ст. 260 УПК РФ. Нарушений при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания не установлено. Поэтому оснований для признания постановлений о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания незаконными, не имеется.

В достаточной степени исследовано психическое состояние осужденных, которые признаны вменяемыми и подлежащими уголовной ответственности. При этом обоснованно учтено заключение судебно-психиатрической экспертизы № 2981 в отношении Шестаковой О.В., полно мотивированы выводы об отсутствии оснований для дополнительных исследований её психического состояния.

Назначенное осужденным Бердникову И.А., Шестаковой О.В. наказание в виде штрафа соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, является справедливым, в полной мере мотивировано. Судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, влияние наказания на исправление виновных, условия жизни их семей, данные о личности осужденных, смягчающие наказание обстоятельства.

Нарушений уголовно-процессуального, уголовного законов, иных законодательных актов, принципов судопроизводства, влекущих отмену или изменение приговора суда, в том числе по доводам апелляционных жалоб, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Засвияжского районного суда г.Ульяновска от 10 апреля 2013 года в отношении Шестаковой О*** В***, Бердникова И*** А*** изменить и исключить из приговора ссылку суда на л.д. 43-45 т.1 – постановление о проведение ОРМ «наблюдение».

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.