Нарушение права на судебную защиту в упк

Автор: | 21.10.2018

Право на защиту в уголовном судопроизводстве, или Защищайтесь, сударь!

В конце июня Пленум ВС РФ разъяснил некоторые особенности статуса защитника в уголовном процессе (Постановление Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»; далее – Постановление). Причем обсуждение этого Постановления среди юристов началось задолго до его принятия. Рассмотрим, какие нормы содержатся в этом документе, и почему он вызвал такой интерес в юридической среде.

Право на отвод недобросовестного защитника

Еще до первого обсуждения проекта Постановления ознакомившиеся с ним юристы выразили опасения по поводу того, что в случае его принятия судьи смогут оценивать деятельность адвокатов и отстранять их от участия в процессе без согласия обвиняемых. Безусловно, возможное предоставление судам права на такие радикальные меры не могло остаться незамеченным в адвокатской среде. Данная информация не подтвердилась, однако во время первого обсуждения ВС РФ проекта документа, которое прошло 4 июня, внимание юристов приковала уже другая норма. Согласно ей, судам следует реагировать на недобросовестное осуществление обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве. Сложно перечислить все примеры, которые могут проиллюстрировать такую недобросовестность, – от затягивания ознакомления с материалами дела до фактов осуждения адвокатом доверителя и совершения защитником процессуальных действий, противоречащих интересам обвиняемого. При этом в проекте Постановления не говорилось, как следует поступать судьям при недобросовестных действиях со стороны обвиняемого и его защитника.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь
Конструктором правовых документов
в интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Во избежание неправильного толкования данного положения Суд исключил его из итогового текста Постановления. Судья ВС РФ Игорь Таратута так прокомментировал решение Суда: «Согласившись с прозвучавшей на прошлом заседании критикой, редакционная комиссия сочла необходимым исключить данный абзац и изложить иную, менее жесткую формулировку по этой проблеме, перенеся ее в п. 18, в котором разъясняются формы реагирования суда на выявленные им нарушения или ограничения права обвиняемого на защиту». Теперь суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса (п. 18 Постановления). По мнению эксперта «Правовой сервис 48Prav.ru» Дениса Ковалёва, данная формулировка в известной степени дает судам свободу для принятия решений, поскольку такая категория, как недобросовестность, является субъективной – например, заявление адвокатом ходатайства, которое в дальнейшем было отклонено судом, тоже можно расценить как недобросовестное поведение, обвинив адвоката в том, что он мог предвидеть этот отказ.

Много дискуссий вызвала также норма об отводе адвоката. ВС РФ счел, что если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия, то такой адвокат подлежит отводу (п. 10 Постановления). Это относится и к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. «С учетом выступлений присутствующих на предыдущем заседании Пленума и замечаний Генеральной прокуратуры РФ уточнена редакция последнего абзаца п. 10. Теперь в нем разъяснено, что не исключается возможность отвода защитника и в иных случаях выявления противоречий между интересами защитника и интересами его клиента, которые не позволяют данному защитнику участвовать в деле», – пояснил Игорь Таратута. Так, в качестве противоречий может рассматриваться, например, признание обвинения одним подсудимым и оспаривание его другим по одним и тем же эпизодам дела или изобличение одним обвиняемым другого.

Партнер компании «КОНСИЛЬЕРЕ» Сергей Ершов считает, что это положение позволит судьям удалять из процесса «неугодных» защитников: «Принимая во внимание сложившийся в судах обвинительный уклон, предоставление судам инициативы по отводу адвокатов представляется странным и не способствующим соблюдению права на защиту». А управляющий партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры» Генрих Падва рассказал в интервью порталу ГАРАНТ.РУ, что расценивает данную позицию как абсолютно оправданную. «Может ли эта норма привести к злоупотреблениям со стороны судей? Конечно, может, но явных поводов для этого я не усматриваю», – добавил он.

ВС РФ разъяснил также, что когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов (п. 12 Постановления). Эксперты подчеркивают, что данная норма идет вразрез со ст. 48 Конституции РФ, закрепляющей право обвиняемого пользоваться услугами избранного им защитника. «На практике возможны ситуации, когда защиту одного обвиняемого осуществляет целая группа адвокатов, у каждого из которых свои задачи, цели и функции. Данный пункт Постановления указывает судам на возможность рассмотрения дела при участии хотя бы одного из защитников обвиняемого, независимо от причин неявки иных защитников, позиции обвиняемого и фактических обстоятельств дела. Такая инициатива суда напрямую влияет на возможность обвиняемого защищаться по уголовному делу, поскольку ограничивает тактику и способы защиты обвиняемого, согласованные с его защитниками», – заявляет Сергей Ершов.

Право на назначение защитника

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ (ч. 1 ст. 51 УПК РФ). ВС РФ пояснил, что если обвиняемый не воспользовался своим правом на приглашение защитника и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника либо такой отказ не был принят судом, суд должен сам принять меры по назначению защитника. В этом случае обвиняемый не может выбрать себе конкретного адвоката (п. 14 Постановления). Председатель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры» Елена Юлова считает данную норму абсолютно справедливой: «Адвокат по назначению привлекается в определенном порядке, поэтому им необязательно будет лицо, которое хочет видеть в качестве защитника подсудимый. Если же подсудимый настаивает на защите конкретным адвокатом, у него есть право самостоятельно либо через третьих лиц заключить с ним соглашение на защиту. Если для него это невозможно по материальным соображениям – тут уж ничего не поделаешь». А вот Сергей Ершов полагает, что эта мера позволит назначать «удобного» для суда защитника, что не будет способствовать защите прав обвиняемого.

ВС РФ еще раз акцентировал внимание на том, что заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный статьей 52 УПК РФ (п. 13 Постановления). Впервые такую позицию высший суд страны высказал еще в конце 70-х годов прошлого века (Постановление Пленума ВС СССР от 16 июня 1978 г. № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».

Обеспечение права на защиту действует на всех стадиях уголовного судопроизводства (п. 1 Постановления). Юристы советуют обратить внимание на эту позицию Суда. «На практике в прокуратуру не приглашают на дружескую беседу. Поэтому, имея возможность прийти туда вместе со своим защитником, стоит ею воспользоваться. В Постановлении отмечается, что право на защиту имеют лица еще на стадии проведения доследственных проверок. Это принципиальный момент», – считает руководитель Московской коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Алексей Курганов.

Спорной признают специалисты следующую позицию ВС РФ. Право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника. Защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокаты (п. 10 Постановления). Как отметил юрист, член Общественной наблюдательной комиссии г. Москвы Максим Пешков, данная позиция Суда противоречит ч. 2 ст. 49 УПК РФ. Согласно этой норме, в качестве защитника наряду с адвокатом может быть допущен один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, а при производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. «Поскольку ч. 2 ст. 49 УПК РФ находится в общей части УПК РФ, очевидно, что она распространяется на все стадии уголовного судопроизводства: как на досудебную, так и на судебную. Кроме того, обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Использование законодателем в ч. 2 ст. 49 УПК РФ термина «обвиняемый», а не «подсудимый» также позволяет сделать вывод в пользу возможности допуска близкого родственника на стадии досудебного производства. Таким образом, между УПК РФ и Постановлением имеется существенное расхождение», – считает Максим Пешков.

ВС РФ, тем не менее, все же упоминает о допуске одного из близких родственников обвиняемого или иного лица в качестве защитника уже на судебной стадии производства по делу. Отмечается, что при разрешении соответствующего ходатайства обвиняемого суду следует учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность привлекаемого лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу. В случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (п. 10 Постановления).

Нарушение прав обвиняемого

ВС РФ в очередной раз настоятельно порекомендовал судам проверять, извещены ли стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, как того требует процессуальное законодательство (ч. 4 ст. 231 УПК РФ). Одновременно с этим ВС РФ дал неоднозначное толкование этой нормы. Он отметил, что при несоблюдении указанных сроков суд должен выяснить у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого суду следует объявить перерыв в судебном заседании либо отложить его на определенный срок (п. 5 Постановления). «Проверка того, достаточно ли времени было у обвиняемого для подготовки к защите при условии нарушения сроков его извещения, фактически остается на усмотрение суда. Это значит, что на практике возможен формальный подход суда к обеспечению права обвиняемого на защиту, выражающийся отметкой в протоколе судебного заседания «о достаточности времени на подготовку к судебному заседанию», – сетует Сергей Ершов.

ВС РФ обращает внимание на то, что оправдательный приговор может быть изменен по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту лишь в части, касающейся основания оправдания, и только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя (ч. 3 ст. 389.26 УПК РФ). Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту, подчеркнул Суд, не допускается (п. 19 Постановления). А обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, в том числе законных. При новом рассмотрении дела в суде первой или апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора в связи с нарушением права обвиняемого на защиту, а также по иным основаниям, не связанным с необходимостью ухудшения положения обвиняемого, не допускается применение закона о более тяжком преступлении, назначение обвиняемому более строгого наказания или любое иное усиление его уголовной ответственности (п. 20 Постановления). Данная позиция Суда направлена на улучшение положения обвиняемого.

Нарушение судебного порядка

Если обвиняемый нарушает порядок в судебном заседании, не подчиняется распоряжениям председательствующего или судебного пристава, то в зависимости от характера нарушений председательствующий предупреждает его о недопустимости такого поведения либо выносит мотивированное решение об удалении из зала заседания на определенный период (ч. 1 ст. 258 УПК РФ). ВС РФ добавил, что обвиняемый может быть удален, например, до окончания судебного следствия или завершения прений сторон, либо на период допроса потерпевшего или свидетеля. Право суда удалить обвиняемого должно быть разъяснено в подготовительной части судебного заседания (п. 8 Постановления).

При этом если обвиняемый удален из зала судебного заседания, а дело слушается в отсутствие защитника, суд принимает меры к его назначению (п. 9 Постановления). Таким образом, данная норма фактически расширяет установленные ч. 3 ст. 258 УПК РФ возможности суда по удалению нарушителя порядка, поскольку позволяет суду удалить подсудимого не только до окончания прения сторон, как указано в этой норме, но и на более короткий срок.

Закон не предусматривает обязанность суда уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательствах. Однако при подготовке окончательной версии Постановления ВС РФ включил в него положение о том, что по просьбе обвиняемого суд должен предоставить ему время для обращения за помощью к своему адвокату и получения от него указанной информации. «Полагаю, что такое право должно разъясняться обвиняемому председательствующим вместе с регламентом судебного заседания и возможными последствиями удаления обвиняемого в случае его нарушения», – высказался Игорь Таратута.

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

СТ 16 УПК РФ

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Комментарий к Статье 16 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правовую основу действия данного принципа в уголовном судопроизводстве составляют ст. ст. 48, 49 Конституции РФ, которые гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Кроме того, положения данного принципа провозглашаются и в международно-правовых актах: Международном пакте о гражданских и политических правах (подп. «d» п. 3 ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подп. «c» п. 3 ст. 6), в соответствии с которыми каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения вправе защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, а если он не имеет защитника, то вправе быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда того требуют интересы правосудия, безвозмездно для него, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника.

2. Все положения, которые регламентируют право подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве, касаются не только данных участников уголовного процесса, но и в соответствии с родовым понятием «обвиняемый», а также положениями ч. 1 ст. 47 УПК РФ подсудимого, осужденного. При этом весь спектр, составляющий право на защиту в отношении данных участников уголовного судопроизводства, может действовать как в совокупности, так и в отдельности при производстве по уголовным делам.

3. Обеспечение права на защиту в уголовном судопроизводстве является универсальным, сквозным принципом, который действует на всех частях и стадиях уголовного судопроизводства . Кроме того, нарушение данного положения при производстве по уголовному делу представляет собой одну из судебных ошибок, связанную с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона (п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ). Данное нарушение УПК РФ влечет за собой отмену либо изменение процессуального решения, которое реализуется в форме приговора, постановления или определения соответствующих участников уголовного процесса. Так, например, Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17 октября 2012 г. N 209-П12пр дело об убийстве передано на новое кассационное рассмотрение, так как уголовное дело в отношении осужденного рассмотрено в кассационном порядке без адвоката, при этом данных о том, что осужденный письменно отказался от услуг защитника, в материалах дела не имеется .
———————————
Данное положение о действии принципа обеспечения права на защиту на всех стадиях уголовного судопроизводства нашло отражение в решениях Конституционного Суда РФ. Так, Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 26 декабря 2003 г. N 20-П отметил, что «данное право должно обеспечиваться ему на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в надзорной инстанции, а также при исполнении приговора» ().

4. Нарушение принципа обеспечения подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному права на защиту влечет за собой отмену либо изменение итогового судебного решения вышестоящей судебной инстанцией при производстве по уголовным делам. Так, к примеру, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ безусловным основанием к отмене или изменению судебного решения является рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным, или с иными нарушениями права обвиняемого пользоваться защитой с помощью защитника. Так, Определением Судебной коллегии ВС РФ от 26 июля 2012 г. N 53-Д12-14 дело о покушении на организацию незаконного сбыта наркотических средств, приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств направлено на новое судебное рассмотрение, так как судом надзорной инстанции нарушено право осужденного на защиту .
———————————
Там же.

5. Содержание принципа обеспечения права на защиту включает в себя ряд положений, которые сами составляют определенные критерии институциональности (инструментальности) в уголовном судопроизводстве. Кроме того, некоторые положения состоят из самого содержания принципа обеспечения права на защиту, другие корреспондируют с нормами УПК РФ, а некоторые регламентируются Конституцией РФ и международными нормативными правовыми актами. Содержание принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту включает в себя следующее:

1) обязанность обеспечить право на защиту подозреваемому, обвиняемому в уголовном судопроизводстве. В силу публичности уголовно-процессуальных отношений обязанность по обеспечению права на защиту возлагается на государство;

2) право на защиту подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве может быть осуществлено лично подозреваемым, обвиняемым; с помощью защитника; с помощью законного представителя;

3) право на защиту, которое связано с оказанием квалифицированной юридической помощи при производстве по уголовному делу;

4) обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснить подозреваемому, обвиняемому их право защищаться всеми не запрещенными нормами УПК РФ способами и средствами;

5) из вышеназванного элемента содержания права на защиту вытекает одна из составляющих права на защиту — осознание подозреваемым, обвиняемым наличия у них права защищаться всеми способами и средствами, не запрещенными нормами УПК РФ;

6) наделение подозреваемого, обвиняемого всеми процессуальными правами, которые позволяют обеспечить не только реализацию права на защиту, но и нормальное положение подозреваемого, обвиняемого в случае избрания и применения в отношения их мер уголовно-процессуального принуждения при производстве по уголовному делу;

7) обеспечение реальной возможностью пользоваться помощью защитника, в том числе и бесплатно, а в случаях, предусмотренных законом, — также законного представителя, которые наделены процессуальными правами и обязанностями, обеспечивающими достижение целей их участия в уголовном судопроизводстве. Участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого, обвиняемого обеспечивается должностными лицами, ответственными за производство по делу;

8) действие презумпции невиновности при производстве по уголовным делам.

Практика ЕСПЧ с учетом положений ЕКПЧ в качестве дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту, выделяет следующие элементы:

а) стандарты «добросовестного, сознательного и разумного отказа» от защитника ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Talat Tunc v. Turkey, Постановление от 27 марта 2007 г.; дело Jones v. the United Kingdom, Постановление от 9 сентября 2003 г.; дело Pishcalnikov v. Russia, Постановление от 24 сентября 2009 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

б) право на беспрепятственную коммуникацию обвиняемого с выбранным или назначенным защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Moiseev v. Russia, Постановление от 9 октября 2008 г.; дело S. v. Switzerland, Постановление от 28 ноября 1991 г.; дело Castravet v. Moldova, Постановление от 13 марта 2007 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

в) конфиденциальность коммуникации адвоката-защитника с обвиняемым и сведений, полученных защитником в ходе такого общения (адвокатская тайна) ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Smirnov v. Russia, Постановление от 7 июня 2007 г.; дело Kempers v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Lantz v. Austria, Постановление от 21 января 2002 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

г) право обвиняемого и его защитника на доступ к материалам уголовного дела и на получение необходимых копий процессуальных документов ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Foucher v. France, Постановление от 18 марта 1997 г.; дело Kremzow v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Mirialashvili v. Russia, Постановление от 11 декабря 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

д) право на своевременность встреч с защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Mayzit v. Russia, Постановление от 20 января 2005 г.; дело Bogumil v. Portugal, Постановление от 7 октября 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

е) право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника .
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Popov v. Russia, Постановление от 13 июля 2006 г.; дело Groissant v. Germany, Постановление от 25 сентября 1992 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

При этом некоторые положения дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту и нашли свое отражение в решениях ЕСПЧ, определены в действующем уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

6. Одним из существенных положений, регламентирующих право подозреваемого, обвиняемого на защиту, является получение квалифицированной юридической помощи. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. N 2-П право пользоваться помощью адвоката (защитника) является одним из проявлений более общего права — на получение квалифицированной юридической помощи. Данный элемент права на защиту гарантирован государством. Кроме того, это право корреспондирует с ч. 1 ст. 48 Конституции РФ. Данный элемент права на защиту обязывает государство реализовывать как организационные, так и собственно процессуальные действия по уголовным делам, направленные на достижение этого положения. Кроме того, обязательства государства по реализации данного положения права на защиту и составляют ее содержательную часть. Во-первых, право на получение именно квалифицированной юридической помощи обязывает государство создать соответствующие условия, которые способствовали бы подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии . Кроме того, оно позволяет суду, следователю, дознавателю заменить защитника-адвоката по назначению, в случае если он не оказывает квалифицированную помощь подозреваемому, обвиняемому по уголовному делу либо уголовно-процессуальная деятельность защитника противоречат позиции подозреваемого, обвиняемого . Кроме всего, сама юридическая помощь по уголовным делам должна осуществляться подозреваемым, обвиняемым на конфиденциальной, доверительной основе в форме консультаций и конкретных действий по отстаиванию его прав и законных интересов .
———————————
Данное положение нашло отражение в решении Конституционного Суда РФ. См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. N 2-П // .

Аналогичная позиция была высказана и Конституционным Судом РФ в Постановлении от 28 января 1997 г. N 2-П. Так, Конституционный Суд отмечает, что «участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь» ().

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. N 8-П // .

7. Реализация права на защиту в уголовном судопроизводстве может осуществляться лично обвиняемым (подозреваемым), подсудимым, осужденным, с помощью защитника либо с помощью законного представителя. При этом в качестве защитника подозреваемого, обвиняемого, а также подсудимого или осужденного в соответствии с положениями ч. 2 ст. 49 УПК РФ могут выступать: адвокат при наличии ордера и удостоверения личности адвоката ; один из близких родственников обвиняемого по определению суда или постановлению судьи, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, но наряду с адвокатом; иное лицо по определению или постановлению суда, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, но наряду с адвокатом. Если защитник-адвокат участвовал в суде первой инстанции, ему принадлежит право принесения апелляционной жалобы без дополнительного ордера. В этих случаях защитник пользуется правом на принесение апелляционной жалобы независимо от того, просит об этом осужденный или нет. Данное положение вытекает из анализа нормы п. 10 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. Но во всех случаях защитник осужденного или оправданного, обладая своим правом на апелляционное обжалование, должен согласовать свою позицию с лицом, права и интересы которого он защищает, т.е. осужденным или оправданным. При производстве по уголовному делу в суде апелляционной инстанции участие защитника в судебном заседании обязательно в случаях, указанных в ст. 51 УПК РФ (п. 4 ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ). Кроме того, суд апелляционной инстанции при назначении судебного заседания должен проверить наличие защитника у осужденного (оправданного), и в случае его отсутствия назначить защитника и обеспечить его участие в суде апелляционной инстанции . При этом обвиняемый (подозреваемый), подсудимый, осужденный имеет право на самостоятельный выбор защитника . Все полномочия защитника определены в ст. 53 УПК РФ. (Более подробно см. об этом комментарий к ст. 53 настоящего Кодекса.) В соответствии с п. п. 2, 3 Кодекса поведения для юристов в Европейском сообществе адвокатской деятельностью будут являться условия, при которых клиент может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и гарантируется сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия; требованием конфиденциальности определяются права и обязанности юриста, имеющие фундаментальное значение для его профессиональной деятельности; юрист должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе предоставления юридических услуг; при этом обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.
———————————
Понятие, форма ордера на ведение уголовного (гражданского, арбитражного или административного) дела определены Приказом Минюста России от 10 апреля 2013 г. N 47 «Об утверждении формы ордера» // .

Понятие, форма удостоверения адвоката определены Приказом Минюста России от 5 февраля 2008 г. N 20 «Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта РФ и выдаче адвокатам удостоверений» // РГ. 2008. 25 апр. N 4648.

Данная позиция отражена и в ч. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» // .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. «По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина», а также Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. N 128-О // .

Принят 28 октября 1988 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге // .

Согласно Основным принципам, касающимся роли юристов , правительствам надлежит признавать и обеспечивать конфиденциальный характер любых консультаций и отношений, складывающихся между юристами и их клиентами в процессе оказания профессиональной юридической помощи. Еще одним из критериев, связанных с осуществлением права на защиту с помощью защитника, является положение, которое регламентирует бесплатную юридическую помощь при производстве по уголовным делам в предусмотренных законом случаях. При этом в УПК РФ регламентированы порядок и условия обеспечения обвиняемому права на помощь защитника (адвоката), в том числе по назначению (ст. ст. 16, 47, 49 — 52 УПК РФ), возможность освобождения обвиняемого (подозреваемого) от возмещения расходов на оплату труда адвоката в случаях отказа от его помощи, реабилитации обвиняемого или его имущественной несостоятельности (ч. ч. 4 — 6 ст. 132 УПК РФ), отнесение расходов на оплату труда адвоката в случае его участия в уголовном судопроизводстве по назначению к процессуальным издержкам (п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ), которые могут быть взысканы с осужденного по решению суда после разрешения уголовного дела по существу, о чем указывается в резолютивной части приговора (ч. 2 ст. 132, п. 13 ч. 1 ст. 299 и п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК РФ).
———————————
Приняты 7 сентября 1990 г. Восьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями // .

8. Сам процессуальный порядок разъяснения судом, прокурором, следователем и дознавателем прав подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному регламентирован нормами УПК РФ. Время и порядок разъяснения прав данным участникам уголовного судопроизводства предусматривается ч. 6 ст. 47, ч. 1 ст. 92, ст. 172 и др. (см. подробнее комментарий к данным статьям).

9. Во всех случаях судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. При наличии к тому оснований суд, в частности, вправе признать полученные доказательства недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), возвратить уголовное дело прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ (ч. 3 ст. 389.22, ч. 3 ст. 401.15 УПК РФ), изменить или отменить судебное решение (ст. 389.17, ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ) и (или) вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (ч. 4 ст. 29 УПК РФ) .
———————————
См.: п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // .

Право на судебную защиту в системе конституционных гарантий прав и свобод участников уголовного процесса

Система назначения и принципов уголовного процесса отражает основные конституционные положения о ценности человеческой личности.

В основе всех прав гарантированных Конституцией РФ (права на жизнь, достоинство, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни и жилища, свободу совести и передвижения, свободу мысли и слова, свободу собраний и объединений, права на труд и результаты своего труда, частную собственность и т.д.) достоинство личности, охраняемое государством. Ничто не может служить основанием для его умаления (ч. 1 ст. 21 Конституции РФ). В ходе уголовного судопроизводства запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто не может быть подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию (ст. 9 УПК РФ).

Уважение чести и достоинства личности проявляется в признании неотъемлемости прав человека и гражданина, охране прав и обеспечении возможности их свободного осуществления, в том числе при производстве по уголовному делу. В ст. 11 УПК РФ на суд, прокурора, следователя, дознавателя возлагается обязанность разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, а также обеспечивать возможность осуществления этих прав. В частности, лицам, обладающим свидетельским иммунитетом, должно быть разъяснено право отказаться от дачи показаний, а в случае их согласия дать показания – последствия этих действий (использование показаний в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу). При наличии достаточных данных о том, что участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам, близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель должны принять предусмотренные законом меры по обеспечению безопасности этих лиц. Лицо, незаконно подвергнутое уголовному преследованию, имеет право на реабилитацию. Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом и должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению в полном объеме независимо от вины причинителя вреда.

Уважение достоинства личности так или иначе проявляется во всех принципах уголовного судопроизводства, закрепленных в УПК РФ:

– в презумпции невиновности, которая является «продолжением» в уголовно-процессуальном праве нравственно-правовой презумпции чести и достоинства личности, требующей безусловной доказанности вины как основания применения уголовного наказания (ст. 14);

– состязательности, предоставляющей лицу равные с государственными органами процессуальные возможности (ст. 15);

– обеспечении подозреваемому, обвиняемому права на защиту (ст. 16);

– предоставлении участнику уголовного процесса возможности пользоваться любым языком, которым он владеет, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика (ст. 18);

– праве обжаловать любое процессуальное действие и решение суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя (ст. 19).

Однако прежде всего и более всего в УПК РФ уважение достоинства личности проявляется в уважении ее свободы и личной неприкосновенности (ст. 10), неприкосновенности частной жизни (ст. 13) и жилища (ст. 12).

Важнейшим условием, обеспечивающим права и свободы личности в современных условиях, является гарантированное в ст. 46 Конституции РФ право на судебную защиту. Несмотря на то что судебная защита гарантируется всем, в первую очередь в ней нуждаются потерпевшие, чьи права и интересы нарушены преступлениями, а также лица, в отношении которых в связи с этими преступлениями осуществляется уголовное преследование. В праве на судебную защиту фактически выражено все назначение уголовного судопроизводства.

Предусмотренное ст. 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. эффективное восстановление компетентными национальными судами каждого человека в правах в случае нарушения последних осуществляется независимо от характера нарушения и степени тяжести его последствий. В этом смысле судебная защита реализуется в уголовном процессе точно так же, как и в процессе гражданском: теми же способами и в тех же процедурных формах. Суд своим обвинительным приговором признает права потерпевшего, присуждает виновного в причинении вреда к возмещению убытков, компенсации морального вреда, восстанавливает, если это возможно, положение, существовавшее до нарушения права (возвращает похищенное), устраняет угрозу нарушения права (ст. 12 ГК РФ).

Роль судебной защиты как гарантии интересов потерпевшего четко выражена в положениях ст. 52 Конституции РФ («Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба»), а также ч. 1 ст. 6 УПК РФ («Уголовное судопроизводство своим назначением имеет защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений»).

Свобода доступа потерпевших к правосудию – это и свобода доступа к предварительному расследованию, являющемуся необходимой предпосылкой судебного разбирательства. Реализация потерпевшим права на доступ к правосудию может оказаться невозможной, если органы предварительного расследования откажут в приеме заявления о преступлении, прекратят или приостановят производство по уголовному делу. Даже по окончании расследования с направлением уголовного дела в суд права потерпевшего могут оказаться незащищенными, если следователь, дознаватель не обеспечили достаточной совокупности доказательств виновности обвиняемого, факта и размера причиненного преступлением вреда. В связи с этим право потерпевшего на судебную защиту предполагает наличие у него возможности активно участвовать в производстве предварительного расследования, обжаловать действия и решения, преграждающие ему не только доступ к правосудию, но и возможность эффективно добиваться судебной защиты.

Поскольку уголовный процесс создает серьезную угрозу жизненно важным интересам подозреваемого, обвиняемого, их интересы нуждаются в не меньшей защите. Пока вина лица в совершении преступления не доказана и не установлена вступившим в законную силу приговором суда, грозящая обвиняемому уголовная ответственность может считаться угрозой существенного ограничения его прав и свобод. Положение о том, что права человека могут быть ограничены только с целью должного признания и уважения прав и свобод других лиц и удовлетворения справедливых требований нравственности, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе (ст. 29 Всеобщей декларации прав человека), настоятельно требует государственных гарантий, исключающих возможность осуждения невиновного, несправедливого приговора. Судебная защита гарантирует право каждого быть свободным от необоснованного обвинения (подозрения) в совершении преступления. «Каждый обвиняемый в совершении преступления имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты. Никто не может быть осужден за преступление на основании совершения какого-либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое могло быть применено в то время, когда преступление было совершено» (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека). Реализуя свои властные полномочия, суд устанавливает отсутствие преступления в деянии обвиняемого, отсутствие доказательств обвинения и, постановляя оправдательный приговор, обеспечивает защиту прав человека. Точно так же суд защищает права обвиняемого, устанавливая меньшую, чем утверждают органы уголовного преследования, степень его виновности, применяя закон о менее тяжком преступлении и назначая справедливое, т.е. соразмерное вине, наказание.

Право на судебную защиту, предоставленное лицу, обвиняемому или подозреваемому в совершении преступления, обладает особой спецификой, обусловленной его процессуальным положением. Конечно, обвиняемому, как и каждому, гарантируется государственная защита прав и свобод (ч. 1 ст. 45 Конституции РФ). Обвиняемый, как и каждый, вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ). Для реализации этого права обвиняемому, как и каждому, гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ). В совокупности указанные конституционные принципы означают, что обвиняемому гарантировано право на защиту от обвинения. Однако право обвиняемого на защиту не тождественно праву на судебную защиту. Право на защиту от обвинения, рассматриваемое как право на защиту от необоснованного осуждения, право на оправдание судом или на справедливый приговор, безусловно, охватывается понятием судебной защиты, ибо обеспечивается судом. В то же время процессуальное право на защиту выходит за пределы судебной защиты, так как включает в себя те права, которые обвиняемый лично или с помощью своего защитника реализует в досудебных и судебных стадиях (представление доказательств, заявление ходатайств и отводов, многочисленные правомочия частного характера, принадлежащие обвиняемому как участнику уголовного процесса). Реализация обвиняемым этих прав не только обеспечивает ему возможность добиваться судебной защиты, но и сама обеспечивается возможностью судебной защиты. Не случайно в ст. 6 УПК РФ отражено, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных.

Поскольку расследование преступлений сопровождается ограничением прав и свобод не только подозреваемых и обвиняемых, но и иных лиц, так или иначе попадающих в сферу уголовного судопроизводства, их права и свободы также могут нуждаться в судебной защите. Допустимыми признаются только такие ограничения прав личности, без которых невозможна реализация задач уголовного процесса, и в таком объеме, который достаточен для обеспечения охраняемых законом ценностей. В случае нарушения или необоснованного ограничения прав и свобод индивида последний вправе требовать судебной защиты, приносить жалобы на действия и решения органов расследования и суда, добиваться восстановления нарушенного или ограниченного блага. Работая над проектом нового УПК РФ, законодатель изрядно потрудился над тем, чтобы обеспечить защиту интересов лиц, не причастных к совершению преступления. Так, в отличие от прежнего УПК РСФСР, теперь невозможно назначение экспертизы для установления способности свидетеля воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела (ст. 196 УПК РФ), а освидетельствование свидетеля без его согласия возможно только если это необходимо для оценки достоверности его показаний (ст. 179 УПК РФ). Закон предусматривает возможность возмещения вреда, причиненного любому лицу, незаконно подвергнутому мерам процессуального принуждения при производстве по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК РФ). Право на обжалование действий и решений органов уголовного преследования и суда предоставлено лицам, не являющимся участниками уголовного судопроизводства, если производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы (ст. 125 УПК РФ).

В судебной защите, в первую очередь, нуждаются права и свободы, нарушенные или необоснованно ограниченные при производстве предварительного расследования, поскольку в соответствии со ст. 9 Всеобщей декларации прав человека никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию, а согласно ч. 5 ст. 5 ЕКПЧ каждый, кто стал жертвой незаконного ареста или задержания, имеет право на компенсацию. В ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. установлено, что никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств. Однако точно так же подлежат защите права и свободы, необоснованно ограниченные самой судебной властью: если какое-либо лицо окончательным решением было осуждено за уголовное преступление и если вынесенный ему приговор был впоследствии отменен или ему было даровано помилование на том основании, что какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки, то это лицо, понесшее наказание в результате такого осуждения, получает компенсацию согласно закону, если не будет доказано, что указанное неизвестное обстоятельство не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по его вине (п. 6 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах). Независимость судебной власти исключает не только какое-либо вмешательство в деятельность ее органов, но и возможность отмены принятых ими актов. Ошибка судебной власти может быть исправлена только самой судебной властью. Исправление судебных ошибок гарантируется наличием в уголовном процессе специальных контрольных стадий: апелляционной и кассационной, надзорной и пересмотра дел ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств. Практика подтверждает полезность такого многоступенчатого построения уголовного судопроизводства, поскольку, исправляя большое число различных ошибок, допущенных нижестоящими судами, оно обеспечивает восстановление нарушенных этими ошибками прав и свобод личности.

В современных условиях судебная защита приобретает доминирующее среди других процессуальных гарантий значение. Игнорирование интересов потерпевших, незаконные методы получения доказательств и их фальсификация, граничащие с пытками приемы «добывания» признания знакомы каждому, так или иначе соприкасающемуся с судопроизводством. Сложилось положение, при котором уголовное судопроизводство, призванное защищать права человека, превращается в узаконенное нарушение их в особо опасных для общества формах. Принимая во внимание, что деятельность органов уголовного преследования затрагивает сферу наиболее существенных интересов личности, а предоставленные этим органам права огромны, можно утверждать, что вред, причиняемый властью посредством злоупотребления правами в уголовном процессе, гораздо опаснее вреда, причиняемого преступлением, ибо имеет далеко выходящие за рамки конкретного дела последствия: развращает работников правоохранительных органов, порождает в обществе недоверие к органам власти и к власти в целом, сеет в душах людей страх и безысходность.

Именно это обстоятельство требовало от разработчиков нового УПК РФ усиления процессуальных гарантий прав личности прежде всего при производстве предварительного расследования и распространения судебной защиты на досудебное производство. Как указал в Постановлении от 23 марта 1999 г. № 5-П Конституционный Суд РФ, если соответствующие действия и решения органов расследования не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, отложение проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым [1] .

Гарантированность прав и свобод участников уголовного процесса возможностью обращения в суд позволяла уже в период обсуждения проекта нового УПК РФ рассматривать судебную защиту как один из важнейших принципов нового уголовного судопроизводства. В ст. 9 проекта УПК РФ, подготовленного рабочей комиссией Государственной Думы, этот принцип включал право обвиняемого на рассмотрение дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, право на рассмотрение дела судом присяжных, доступ потерпевшего к осуществлению правосудия и его право на компенсацию причиненного преступлением ущерба. В принятом в итоге законе судебная защита в качестве самостоятельного принципа не сформулирована, однако она пронизывает собой все другие процессуальные гарантии, закрепляемые в принципах уголовного судопроизводства. Судебная защита в УПК РФ проявляется в осуществлении правосудия только судом (ст. 8), равноправии сторон (ст. 15), полномочиях суда по контролю за ограничением конституционных прав и свобод граждан (ст. 9–13), презумпции невиновности (ст. 14), обеспечении права обвиняемого на защиту (ст. 16), свободной оценке судом доказательств, на основе которых принимается решение (ст. 17), в праве на обжалование в суд действий и решений органов уголовного преследования и самого суда (ст. 19). Перечисленные принципы уголовного процесса содержат достаточные гарантии права каждого на справедливое рассмотрение уголовного дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, а это и есть право на судебную защиту, права на правосудие, на справедливость суда по отношению к каждому.

С учетом вышеизложенного судебная защита в уголовном процессе – это целая система закрепленных уголовнопроцессуальным законом гарантий, обеспечивающих соблюдение и охрану от всевозможных нарушений при производстве по уголовному делу прав и свобод участников уголовного судопроизводства, восстановление нарушенных прав и компенсацию причиненного этим нарушением ущерба. Судебная защита – более, чем принцип; она, по сути, совпадает с назначением уголовного судопроизводства.

Гарантии прав личности в уголовном процессе не исчерпываются судебной защитой, а предмет последней не ограничивается интересами обвиняемых и потерпевших. Уголовное судопроизводство обеспечивает защиту прав всем гражданам, вовлекаемым в процессуальную деятельность безотносительно к их роли в уголовном процессе на любом этапе производства по уголовному делу.

Судебная защита – сложное социальное и правовое явление, реализуемое в уголовном судопроизводстве путем судебного контроля за законностью действий и решений органов уголовного преследования, рассмотрения уголовных дел судом первой инстанции, пересмотра решений вышестоящими судами. Право на судебную защиту характеризуется особой социальной значимостью, стабильностью, неотчуждаемостью, всеобщностью и включает в себя следующее:

1. Право доступа к правосудию, возможность беспрепятственного обращения в суд за защитой нарушенного права. Этот элемент права на судебную защиту не подлежит ограничению ни при каких условиях, поэтому существование возможности обратиться за защитой своих прав к руководителю следственного органа или прокурора не препятствует реализации аналогичного права в судебном порядке. Значительный вклад в укрепление идеи всеобщности судебной защиты в массовом правосознании и правосознании правоприменителей внес Конституционный Суд РФ, который целой серией своих постановлений постепенно расширял границы возможностей по обращению за судебной защитой, подготавливая почву для закрепления этой идеи в новом УПК РФ.

2. Право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, которым оно подсудно. Это право обеспечивается институтом отвода судьи, установлением правил о подсудности уголовных дел.

3. Право на личное участие гражданина в таком рассмотрении его дела судом, которое обеспечивает возможность реализации им всего комплекса процессуальных прав: заявлять отводы, ходатайства, жалобы, представлять материалы, излагать суду свою позицию по всем обсуждаемым при рассмотрении его дела вопросам.

4. Право на справедливую судебную процедуру, т.е. на публичное, компетентное и справедливое разбирательство беспристрастным судьей в разумный срок с соблюдением принципов беспристрастности и состязательности сторон. В состав этого права включается также право на эффективное предварительное расследование и на исправление допущенных в его ходе ошибок.

5. Право на исправление судебных ошибок, реализуемое путем обжалования любого судебного акта в вышестоящую судебную инстанцию. Ошибочный судебный акт не может служить средством судебной защиты, он равнозначен отказу в последней. В этом отношении российский законодатель сделал значительный шаг вперед: сегодня обжалованию в вышестоящую инстанцию подлежат не только приговоры всех судов, но и судебные решения, которые были приняты судом в ходе предварительного расследования. Возможности исправления судебной ошибки расширены также введением апелляционного производства по всем уголовным делам с 1 января 2013 г.

6. Право на справедливое судебное решение, которое, по нашему мнению, является таковым лишь в том случае, если соответствует требованию законности и обоснованности.

7. Право на полное и эффективное восстановление в правах, исполнение судебного акта, реабилитацию.

Воплощением защиты прав того или иного субъекта является судебный акт (приговор, постановление, определение), принятый в результате судебной деятельности, т.е. в процессе рассмотрения ходатайства, жалобы или уголовного дела. В этом смысле судебная защита – результат деятельности органов судебной власти, означающий восстановление судом нарушенного права или ограждение прав и свобод личности от необоснованного нарушения или ограничения. Вместе с тем судебной защитой является и сама деятельность органов судебной власти по предупреждению нарушения, восстановлению нарушенных прав и свобод. Суд защищает права участников уголовного процесса не только принимая справедливые решения, но и совершая разнообразные действия, например разъясняя права и обеспечивая возможность их реализации, разрешая ходатайства и отводы и т.д. поскольку в судебных процедурах вне обязанностей суда права участников уголовного процесса не реализуются.

Указанные составляющие судебной защиты по-разному реализуются, а право на судебную защиту имеет неодинаковое наполнение на разных этапах уголовно-процессуальной деятельности. Многообразие форм судебной защиты может быть условно сведено в три группы: 1) в досудебном производстве; 2) суде первой инстанции; 3) стадиях пересмотра приговора. В досудебном производстве судебная защита реализуется посредством различных форм судебного контроля за законностью процессуальных действий и решений органов уголовного преследования. В стадии судебного разбирательства судебная защита совпадает с формами осуществления правосудия по уголовным делам, а право доступа к вышестоящим судебным инстанциям обеспечивает возможность исправления судебных ошибок. Возможность для гражданина добиться судебной защиты на любом этапе уголовного судопроизводства обеспечивается единством судебной системы, единством принципов судебной деятельности, единством требований, предъявляемым законом к судебным актам.

  • [1] См.: Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1999. №4.